Книги: Redemption — 2.5 Пелликано – сыщик

Энтони Пелликано был частным сыщиком, нанятым для расследования дела адвокатом Бертрамом Филдсом, долгое время работавшим на Майкла Джексона. Пелликано хорошо известен по всему миру как один из лучших сыщиков, нанимаемых знаменитостями. Его специализация в том, что он устанавливает подслушивающие устройства и таким образом собирает информацию.

Энтони Пелликано единолично собрал все важные факты относительно данного дела. Когда его расследование было завершено, у него не осталось сомнений в том, что Майкл Джексон стал жертвой хорошо спланированного вымогательства со стороны доктора Чандлера и мистера Ротмана.

Именно стараниями Пелликано была записана та самая телефонная беседа Чандлера и Шварца.

Немедленно после того, как его наняли для расследования этого дела, Пелликано посетил мальчика, который в то время гостил вместе со своей сестрой в принадлежащем Майклу Джексону кондоминиуме в Сенчури Сити. Сыщик задал мальчику несколько специальных вопросов относительно того, не совершал ли Майкл Джексон чего-либо не подобающего. Мальчик несколько раз отрицал любые плохие поступки Майкла Джексона. В рапорте Пелликано указывалось, что мальчик отрицал случаи каких-либо сексуальных контактов с Джексоном. Это интервью, взятое Пелликано у мальчика, совпадало по содержанию с опросами многих других детей, также являвшихся близкими друзьями Джексона на протяжении многих лет. Мистер Пелликано позаботился о том, чтобы вопросы задавались по тому же протоколу, каким пользуется Департамент по защите детей. Интервью брались в частном порядке и без присутствия родителей детей.

Только убедившись в невиновности Майкла Джексона, Пелликано начал решительное всестороннее расследование, задавая вопросы многочисленным свидетелям, которые могли подтвердить невиновность Джексона, и стараясь дискредитировать тех, кто называл себя свидетелями его неподобающего поведения.

На протяжении всей истории с обвинениями, многие корыстолюбивые «свидетели» снабжали таблоиды рассказами о непристойном обращении Майкла Джексона с многочисленными детьми, посещавшими ранчо Нэверленд. Усердие мистера Пелликано и применение им сложных технических средств значительно сократило количество лживых свидетелей, утверждавших, что они обладают сведениями против Майкла Джексона.

Я помню, как печатала письма к мистеру Пелликано, особенно письмо с отрицательным ответом на предложенные Майклом Джексоном доктору Чандлеру 350 тысяч долларов отступных.

Впервые я увидела мистера Пелликано в тот день, когда он пришёл в наш офис на встречу с Ротманом, чтобы обсудить эту предложенную Майклом Джексоном сумму. Встреча проходила за закрытыми дверями. Мистер Пелликано вышел из кабинета Ротмана в ярости, со словами «ну давайте, попробуйте» и «это вымогательство». Я видела, что Ротман взбесил его. Совершенно очевидно было, что они не достигли взаимопонимания на этой встрече. Не помогло даже то, что у Пелликано была репутация упорного сицилийца, привычного к ведению переговоров с враждебно настроенным противником.

Мистер Пелликано с самого начала заявил, что вся история с обвинениями была затеяна только ради денег. Прослушав записанную Шварцем беседу, Пелликано окончательно уверился в том, что это было вымогательство. И как только Чандлер начал произносить угрозы уничтожить Майкла Джексона, если он не получит то, чего хочет, Пелликано начал планировать контратаку. Мистер Пелликано изучил всё, что только возможно, в поисках истины. Он тщательно разыскивал и допрашивал свидетелей для адвокатов защиты. Он проводил предварительное расследование о каждом свидетеле, прежде чем встретиться с ним лично. К тому времени, когда он опрашивал свидетеля, у него уже была информация о том, какое на самом деле он имеет отношение к делу.

Мою первую встречу с мистером Пелликано, когда он вёл расследование, назначила моя мать. Она была главной причиной того, что я с самого начала подключилась ко всему этому делу. Она знала всё, что знала и я об этом деле. Она была твёрдо убеждена, что нельзя никому позволить не считаться с тобой; поэтому она не могла успокоиться, и ничего не делать, зная всю ту информацию, которую она получала. Она узнала о том, кто расследует дело, постоянно смотря новости по ТВ. Так она узнала, что мистер Пелликано является главным частным сыщиком, работающим на Майкла Джексона, и связалась с ним. Позднее моя мать умерла, и до её последнего дня она постоянно напоминала мне, чтобы я обязательно опубликовала эту книгу. Ей тоже казалось, что правда не была сказана. В какой-то момент, когда я закончила книгу, я была так занята в миссии, где я работаю, что она попросила меня передать книгу ей, чтобы она занималась поиском издателя, только бы выпустить книгу. Когда боль от потери моей драгоценной матери утихла, её слова служили мне постоянным напоминанием – «не забывай, что книга должна быть опубликована».

Моя мать позвонила мистеру Пелликано и посоветовала ему поговорить со мной, она считала, что я могу оказать ему помощь в расследовании. Поначалу, когда моя мать сообщила мне, что назначила для меня встречу, я думала, что буду разговаривать со следователями из окружной прокуратуры, ведущими расследование по делу о вымогательстве. Я не знала, что проводится частное расследование, помимо окружной прокуратуры. Только встретившись с мистером Пелликано. я узнала, что он частный сыщик, работающий на Майкла Джексона.

Мистер Пелликано – очень высокий, стройный мужчина, с приятным лицом и изящными движениями. Он говорил со мной очень уважительно и с большим одобрением отозвался о стараниях моей матери убедить меня всё рассказать. В его офисе была стильная дизайнерская обстановка, безупречный порядок и компьютерное оборудование на грани фантастики.

Будучи абсолютно уверенным в невиновности Майкла Джексона, Пелликано работал день и ночь, собирая доказательства для слушания, назначенного на 21 марта 1994 года. Ту самую беседу Шварца и Чандлера записал именно Пелликано, и эта плёнка прозвучала на весь мир. Но даже с таким веским доказательством, как признание, сделанное лично доктором Чандлером, полиция не отнеслась к факту вымогательства всерьёз. Но несмотря на это, мистер Пелликано продолжал собирать доказательства, чтобы помочь защите Майкла Джексона.

Мистер Пелликано также записал свой разговор с Ротманом, в которой пытался заставить Ротмана сознаться, что Чандлеру нужны были только деньги. Но Ротман был очень осторожен и не попался на эту провокацию. Мистер Пелликано и Ротман обсудили предложенную сумму отступных, 350 000 долларов. Чандлер отверг это предложение, поскольку ему не хватило бы этих денег, чтобы расстаться с работой дантиста и заняться написанием киносценариев. Как я поняла, Чандлер требовал у Джексона выплачивать по пять миллионов долларов в год на кинопроекты на протяжении четырёх лет, что суммарно должно было составить 20 миллионов. Иначе он угрожал подать иск с обвинением в совращении малолетних.

В разговоре с Ротманом мистер Пелликано смог заставить его открыто говорить о той сумме денег, которую требовал Чандлер. Определение слова «вымогательство» в словаре звучит следующим образом: «получение чего-либо от человека путём применения силы или незаконных действий». Из разговора между Чандлером и Ротманом было очевидно, что они обсуждали, сколько денег запросить за непредъявление обвинений. Их беседа состоялась до того, как был подан гражданский иск, и до того, как ребёнок попал к психиатру, доложившему позже властям о факте растления несовершеннолетнего.

На пресс-конференции, прошедшей 24 августа 1993 года, Пелликано заявил, что подача иска о совращении несовершеннолетнего стала результатом провалившейся попытки вымогательства. Он особенно подчеркнул, что Майкл Джексон отказался выплатить 20 миллионов долларов и именно это стало причиной выдвижения обвинений.

Я сделала запись в своём дневнике о встрече Пелликано и Ротмана, которая проходила в нашем офисе в пятницу, 13 августа 1993 года. Пелликано в ярости вышел из офиса, сказав: «Никогда». В следующий вторник, 17 августа, Чандлер отвёз своего сына к психиатру, который и доложил властям о факте домогательств.

Что если бы Майкл Джексон согласился выплатить 20 миллионов? Повёз бы тогда Чандлер своего ребёнка к психиатру? Или этот визит к врачу не являлся частью их плана? Мы с вами рассмотрим это в деталях несколько позже.

* * *

Когда адвокат Майкла Джексона Берт Филдс привлёк к работе другого юриста, Говарда Вейцмана, защита стала работать в другом направлении. Филдс и Пелликано собирались биться в суде до конца; Вейцман предпочитал уладить дело вне судебного разбирательства. Между ними постоянно возникало взаимонепонимание по этому вопросу, и ходили даже слухи, что они борются за место главного юриста, ведущего дела Майкла Джексона в его многомиллионной карьере.

Разница в стратегии заключалась вот в чём: Филдс, с помощью найденных Пелликано материалов, старался  доказать, что Джексон является жертвой вымогательства. Вейцман, в свою очередь, представлял Джексона как ложно обвинённого человека, но готового, желающего и способного публично отстаивать свою невиновность. Как раз в то время Майкл Джексон вернулся в Соединённые Штаты, провёл несколько пресс-конференций и в редком телеинтервью постарался прояснить эти вопросы.

Расследование по делу о вымогательстве, проводившееся мистером Пелликано, длилось около пяти месяцев и было немедленно прекращено, когда гражданский иск был улажен. (Прекращение расследования могло быть условием улаживание дела.)

Пелликано опросил также многих детей, общавшихся с Майклом Джексоном и проводивших время на его ранчо. Это были и те дети, которые оставались ночевать на ранчо и иногда в одной постели с Майклом Джексоном. Никто из них не говорил о каком-либо неподобающем поведении Джексона – это были обычные развлечения, бои подушками, тортами, вечеринки в пижамах и другие мальчишеские забавы.

Позже Пелликано подвергся критике за свои действия и был обвинён в «разглашении подробностей дела в прессе». Офис мистера Фельдмана (адвоката, представлявшего интересы мальчика в суде) засыпал Пелликано требованиями предоставить все собранные им материалы и документы. Когда представители Пелликано стали возражать, напоминая о конфиденциальности отношений с клиентом, Фельдман потребовал отклонить это возражение и напомнил Пелликано о риске, связанном с разглашением дела в прессе.

Вскоре после этого было объявлено, что Филдс и Пелликано отстранены от дела. По сообщениям СМИ, мистер Филдс ушёл после инцидента, когда он объявил в суде, что скоро предъявит Чандлеру обвинение. Позже он объяснил, что старался оттянуть подачу гражданского иска Ларри Фельдманом, адвокатом мальчика. Обычно гражданский иск не подаётся, пока не завершится уголовное разбирательство, но в этом уникальном деле ничто не соответствовало принятым стандартам.

Я позвонила мистеру Пелликано и спросила, почему он покинул дело. Он сказал мне, что не согласен с тем, в какую сторону повёл дело Вейцман. Он был возмущён идеей мирового соглашения с Чандлером. Сама мысль об улаживании дела приводила его в ярость, он был совершенно убеждён в том, что если бы Майкл Джексон отстаивал свою честь в суде, он был бы целиком и полностью оправдан. Пелликано затем сказал, что не хочет иметь никакого отношения к улаживанию дела. Было очевидно, что новое направление, в котором велось теперь дело, возмущает и огорчает его. Он был очень недоволен тем, что Чандлер может получить деньги и избежать ответственности за свои действия. Пелликано решительно отказывался улаживать дело за деньги, не желая потворствовать вымогательству.

Пелликано остался в убеждении, что всё дело было только в деньгах. Давая показания суду, он сказал: «Я не раз делал публичные заявления о том, что доктор Эван Чандлер и Барри Ротман являются вымогателями, потому что абсолютно убеждён в этом».