Книги: Redemption — Часть 1. Об авторе

Летом 1993 года я работала у Барри Ротмана, адвоката, представлявшего отца мальчика, обвинявшего Майкла Джексона в совращении малолетних. Я секретарь с 23-летним стажем работы, а недавно приобрела опыт работы менеджера в юридическом офисе. В настоящее время я служу в благотворительной миссии, работая с детьми из группы риска в городе Уоттс, штат Калифорния.

Фактически, это моя первая попытка написать книгу. Одна из причин, по которой я решила заняться этим, в том, что я с 1993 года храню информацию, которую собираюсь наконец поведать. Я несколько раз пыталась донести эту информацию до широкой публики, но все мои попытки не увенчались успехом. Моей первой попыткой была передача информации следователям, которые собирали улики и свидетельства для рассмотрения дела в суде. После того, как команда следователей и адвокатов была заменена и дело стало развиваться в ином направлении, ничего из моих сведений так и не было оглашено в суде.

В 1997 году, четыре года спустя после предъявления обвинений, я услышала выступление одного издателя на конференции, предлагавшего людям задуматься о том, нет ли в их жизни чего-либо такого, о чём стоило бы написать книгу. Вернувшись с конференции, я поняла, что лучшим способом для меня будет написать книгу. Это позволит людям самим взвесить всю информацию и прийти к собственным выводам.

Поскольку прежде я никогда книг не писала и ничего не знала о том, как их пишут и как продают, мне пришлось внимательно изучить этот предмет. После этого я взялась за написание черновика. Чтобы быть уверенной в точности изложения, я собрала все факты по делу и соединила с моими собственными сведениями так, чтобы читатель проследил, как разворачивалась эта история и что происходило «за кулисами» в 1993 году.

Не раз и не два я собиралась бросить этот проект, из-за того эмоционального стресса и обеспокоенности, которые я испытывала… но я преодолела всё это, понимая, что время обязательно исцелит все раны. Что-то постоянно грызло меня, заставляя завершить начатое дело, которое, по-видимому, стало частью моей судьбы.

Как я упомянула прежде, я не знакома лично с Майклом Джексоном и не знаю никого, кто был бы с ним знаком. Я просто хочу рассказать миру то, что знаю уже много лет. Неважно, что пишет о Майкле Джексоне пресса, я твёрдо настаиваю на его невиновности, потому что я сама была свидетелем этому.

Когда разразился скандал с обвинениями в совращении малолетних, все СМИ, таблоиды и репортёры со всего мира старались заполучить заявление от лагеря Чандлера. Но лагерь Чандлера не просто избегал контактов с прессой как чумы, они также воздерживались от опубликования заявления и/или определения их позиции как относительно обвинений в сексуальных домогательствах, так и относительно менее интересной для прессы битвы за опекунство над 13-летним сыном Чандлера, происходившей в то же самое время.

Ни слова не было произнесено до тех пор, пока известный юрист по делам несовершеннолетних Глория Олред, нанятая для защиты интересов 13-летнего мальчика, не подключилась к делу. Глория Олред заявила, что «готова и намерена вести это дело в суде». Однако через пару дней после этого публичного заявления она отказалась от этого дела. Причина осталась неизвестной.

Майкл Джексон, в свою очередь, несколько раз выступал с заявлениями, как лично, так и через своих адвокатов и следователей, говоря о своей невиновности и уверяя миллионы своих поклонников в стране и во всём мире, что он не виновен в ужасных обвинениях, выдвинутых против него. По сей день Майклу Джексону так и не было официально предъявлено обвинение на основании иска, поданного в 1993 году.

В новостях и таблоидах сообщалось множество вещей о Майкле Джексоне, которые попросту были неправдой, и, соответственно, было немало фактических событий, о которых нигде не сообщалось, но которые были основополагающими во всей истории. Огромное количество ложной информации, разошедшейся по всему миру, заставило миллионы людей поверить, что Майкл Джексон был виновен в совращении малолетних. С тех пор Майкл Джексон совершил много поступков, стараясь, как мне кажется, преодолеть негативную репутацию, которую ему создали.

Для человека, который не заботится о своём имидже и не собирается ни для кого быть примером, пристальное внимание публики не так уж важно. Но для человека, который всегда заботился о своём добром имени и старался быть положительным примером для других… Лживые слухи становятся источником духовных, физических и эмоциональных страданий для невинного человека – и неважно, насколько он известен.

Ни один человек не должен становиться объектом лживых слухов. Правосудие обязано дать настоящим жертвам возможность оставить всё в прошлом и исцелиться. Настало время рассказать правду о выдвинутых против Майкла Джексона обвинениях в совращении малолетних. Пора всё прояснить.

* * *

Я впервые заподозрила, что в офисе Ротмана происходит что-то не то, из-за того, какой секретностью он окружил дело Чандлера, он держал всё в тайне от своих сотрудников. В отсутствие обычных процедур, сопровождавших ведение большинства других дел, дело Чандлера начинало выглядеть как плетение интриг. Мои подозрения привели к тому, что я стала делать записи о происходящих событиях в моём еженедельнике (в статье Мэри Фишер «Был ли Майкл Джексон подставлен?» мои записи упоминаются как «дневник»). Я понятия не имею, зачем мне понадобилось делать эти записи, потому что я и представления не имела о том, что произойдёт дальше, кроме битвы за опекунство, которая как раз разворачивалась. Я просто делала заметки себе на память. Но я могу утверждать, что за эти годы не вносила дополнений и изменений в мой дневник с записями 1993 года.

Все записи в моём еженедельнике 1993 года делались в хронологическом порядке и могут, если понадобится, пройти экспертизу на определение давности их написания. Я делала их для самой себя, и еще до начала истории с Майклом Джексоном.

Никто не читал мой дневник, кроме членов моей семьи и ближайших друзей, помогавших мне справиться с эмоциональным стрессом, который я испытывала, работая в офисе у Ротмана. Я совещалась только с матерью и близкими друзьями. Помощь моей матери придала мне сил, чтобы связаться с командой юристов и сыщиков, работавших на Майкла Джексона, когда возникли обвинения в совращении малолетних.

Я знала о том, что у нас печатаются письма и судебные документы, которые разожгли дело о совращении малолетних, и они очень беспокоили меня. Несмотря на возникшие подозрения, я и понятия не имела, к чему всё это приведёт. Единственное, что было перед глазами – это битва за опекунство, которой не скрывала вся установленная в офисе секретность. Выдвижение обвинений в сексуальных домогательствах к ребёнку готовилось втайне, чтобы не привлекать ничьё внимание, даже внимание сотрудников офиса.

Чего я не понимала и сейчас понять не могу – это почему публика, эксперты и пресса проигнорировали очевидные факты, указывавшие на невиновность Майкла Джексона (я детально расскажу об этих фактах далее)? Я понимаю, что мы живём в обществе, которое любит видеть титанов поверженными, особенно если этим титаном является афро-американец, нарушивший все давно установленные расовые барьеры. Я не говорю, что расизм имеет отношение к этому делу – жадность сама по себе является страшным демоном. Однако почему многие факты, указывавшие на его невиновность, были отброшены, и голос одного-единственного мальчика позволил распять и уничтожить репутацию мега-звезды, человека, который всю свою жизнь прожил безупречно?

Мега-звёзды масштаба Майкла Джексона обычно ведут сомнительный образ жизни, сопровождаемый наркотиками, алкоголем, многочисленными браками и разводами. В жизни Майкла Джексона некоторые из этих характеристик стали проявляться только ПОСЛЕ перенесённой боли и унижения из-за обвинений в совращении малолетних. /Автор имеет в виду два брака и развода, очевидно./ Каким-то образом истерия вокруг этих обвинений заставила людей забыть о том, какой он человек и как он жил всю свою жизнь. Почему публика внезапно забыла, что Майкл Джексон на протяжении многих лет помогал тысячам благотворительных проектов, помогал многим детям получить образование, оказывал финансовую помощь школам и благотворительным фондам? Почему публика забыла, что Майкл Джексон прожил всю свою сознательную жизнь помогая детям, а не причиняя им вред?

В Библии сказано – «узнаешь дерево по плодам его». Почему мы забыли того Майкла Джексона, которого знали с его ранних лет, несущего людям благословение своего невероятного таланта и своей невероятной жизни? Есть поступки, которые объясняют самую суть того, каков на самом деле Майкл Джексон. По отношению к детям он всегда был только поддержкой, он дарил им любовь, заботился о них и проявлял доброту – дарил им надежду, гордость, возможности, любовь и внимание. Очень стыдно, что именно то, что он любит больше всего на свете, и было использовано в качестве оружия против него.

К несчастью, гуманные истории о людях, помогающих своим ближним, редко попадают в заголовки новостей. Мы живём в обществе, которое обожает плохие новости и грязные сплетни. Горе и боль наполняют сообщения служб новостей и таблоидные магазины. Отъявленные преступники превращаются в «звёзд». И хотя мы живём в обществе, где система правосудия утверждает, что мы «невиновны, пока не будет доказана наша вина», негативная пресса извращает наши умы и заставляет поверить, что человек виновен, еще до того, как дело будет рассмотрено в суде.

Вина Майкла Джексона не была доказана в суде. Он был признан виновным – из-за СМИ – в сердцах и умах миллионов людей по всему миру. Пресса разжигала скандал, кидаясь на сообщения любого, кто мог сказать хоть что-то, что могло бы подтвердить обвинения. Пресса платила бывшим работникам Майкла Джексона тысячи долларов за любые свидетельства его неблаговидного поведения.

СМИ всегда сообщают ту информацию, которая привлечёт внимание публики, будь эта информация правдивой или нет, просто чтобы увеличить тиражи или рейтинги. Хотя это не вина прессы, что истории об убийствах, изнасилованиях, войнах, скандалах и совращении малолетних, особенно в исполнении публичного человека, являются источником дохода. Это просто таково общество, в котором мы живём, некоторые могут назвать наше общество безбожным, но как бы то ни было, репортажи о людях, помогающих друг другу, совершающих добрые дела или позитивные новости не столь притягательны для публики, как кровоточащие сексуальные скандалы, украшенные взбитыми сливками. Продюсеры и редакторы находятся под постоянным давлением, вынужденные соревноваться с другими телеканалами и газетами. Они не пытаются изменить общество, сообщая позитивные, здравые, вдохновляющие и гуманные истории – они только гонятся за рейтингом. Конечно, есть на всех новостных каналах некоторая доля сообщений о героях и гуманитарных деятелях, но эти сообщения всё же очень редки, они-то рейтинга не делают.

* * *

Далее на страницах этой книги я расскажу также об обвинениях в вымогательстве, выдвинутых против Чандлера и Ротмана. По моему мнению, если бы по этим обвинениям в вымогательстве было проведено столь же длительное и ревностное следствие, как по обвинениям в совращении малолетних, это помогло бы разрешить многие вопросы, оставшиеся без ответа. Полиция камня на камне не оставила, расследуя дело Майкла Джексона. Они допросили его бывших и нынешних работников, в том числе не поленившись найти их и в других странах, чтобы они рассказали о том, как были свидетелями неблаговидного поведения Майкла Джексона по отношению к детям. И когда в попытках официально обвинить Майкла Джексона было потрачено тысячи долларов, не было найдено ни единой убедительной улики, чтобы привлечь его за совращение малолетних. Десятки детей были проинтервьюированы, и даже друзья этих детей давали показания. Но улик так и не нашлось. Скоро стало очевидно, что средства и силы, потраченные на поиск доказательств вины Майкла Джексона, отнюдь не были направлены на расследование обвинений в вымогательстве, а ведь это могло бы вернуть ему доброе имя.

Майкл Джексон и так был жертвой непрошеного и пристального внимания публики на протяжении многих лет, причём без всяких весомых улик. И когда против него были выдвинуты обвинения в совращении малолетних, публика, казалось, вздохнула с облегчением, потому что получила то, во что могла ПОВЕРИТЬ. Вместо того, чтобы хотя бы усомниться или вспомнить о его правах, указанных в Конституции Соединённых Штатов. Единственное подтверждение обвинениям, которое смогла найти пресса, это их мнение, что «ненормально для 35-летнего мужчины проводить столько времени с детьми и ночевать вместе с ними». Это утверждения является простым измышлением. Оно не доказывает его вины и не подвергает сомнению его невиновности. Наш порочный и недоверчивый мир, похоже, с трудом воспринимает чистую и простую любовь. Майкл Джексон не раз вслух говорил о своей любви, восхищении и привязанности к детской невинности, переживая заново детство, которого он был лишён. Многие из нас знакомы с мужчинами и женщинами, которые всё еще могут чувствовать детские эмоции и в свои 40, 50 или даже 60 лет. Отправляясь в парк развлечений, катаясь на устрашающих горках, мы вновь переживаем бесстрашные дни нашего детства. Почему же нам так трудно понять, что человек, который вынужден был ежедневно общаться только со взрослыми людьми, с самого раннего своего детства, теперь наслаждается чистотой и невинностью в компании детей?

Эта привязанность к детям особенно свойственна людям, у которых нет собственных детей. Такие люди часто относятся к чужим детям как к своим. В случае Майкла Джексона, при нём всегда были дети, которых он брал с собой в путешествия. Временами его компаньоном была обезьянка, временами – Брук Шилдс. Компаньоны разные, но любящий Майкл Джексон всё тот же.

Нет сомнений в том, что система правосудия несправедлива к бедным людям, неспособным нанять дорогих адвокатов. В случае Майкла Джексона, на его стороне были лучшие адвокаты и сыщики, каких только можно нанять, но вы не поймёте самого главного элемента всей головоломки, пока не прочтёте главу под названием «С точки зрения закона». Я постаралась детально объяснить людям, не знакомым с системой правосудия Соединённых Штатов, почему судебная система вынудила адвокатов Майкла Джексона посоветовать ему уладить дело за деньги без слушания в суде. Причиной были не явные улики против него. Если бы против него существовали какие-то весомые улики, Майкл Джексон был бы официально обвинён окружной прокуратурой.

По-моему, единственная вещь хуже, чем быть наказанным за преступление, которого не совершал, — это быть наказанным за преступление, в котором тебя даже не обвинили официально.

Причина того, что я публикую эту книгу, в том, чтобы всё прояснить. Я также надеюсь, что «Избавление» послужит своей цели – поможет перевернуть страницу, вернуть доброе имя, исцелиться и покаяться всем, кто участвовал в этой истории.

Было написано уже несколько статей и книг, выражающих уверенность в невиновности Майкла Джексона. Но только взгляд изнутри может точно показать цепь событий, которая привела к обвинениям в совращении малолетних. В отсутствие физических доказательств этого преступления, все стороны этого дела должны быть исследованы и внимательно взвешены. Я изложу ту простую правду, что смотрела нам прямо в лицо всё это время. Истинные факты по этому делу просты как a, b, c. Всё что вам, как читателю, нужно сделать, это расположить события в хронологическом порядке. Оставьте информации, разошедшейся по всему миру, говорить самой за себя. Иначе говоря, давайте будем честными с самими собой для разнообразия. Судите сами.

Те, кто скажет, что я публикую книгу, чтобы заработать денег, недооценивают главную причину, по которой я взялась за это. Если бы я хотела денег, я бы давно её опубликовала. Сказать, что я ищу славы, тоже будет типично и тоже неверно – учитывая, что я не люблю, публичного внимания. Если кто-то скажет, что настало время рассказать правду – вы прикоснулись к верхнему слою моего замысла. Но если вы скажете, что настало время для истины И правосудия, то я скажу – ВЕРНО! Вы поняли, что в сердце у автора этой книги.