Книги: Redemption — 5.3 Привилегия конфиденциальности между адвокатом и клиентом

Эта глава даст читателям лучшее понимание того, что такое привилегия адвоката и клиента, что она даёт и почему она была создана. Также будет разъяснено, что нарушает привилегию адвоката и клиента, почему не все взаимоотношения между адвокатом и клиентом попадают под эту привилегию, и как её можно лишиться.

Адвокат является человеком, которым обладает полномочиями (либо клиент имеет основания доверить ему) исполнять закон в любом штате или стране. Клиент – это человек, который, непосредственно или через уполномоченного представителя, консультируется с юристом, чтобы получить юридические услуги или его профессиональный совет.

Привилегия адвоката и клиента была создана в 18-19-м веках, чтобы защитить содержание консультаций адвоката и клиента и тайны клиента. Она позволяет сохранять конфиденциальность этих консультаций, чтобы адвокат мог давать основанные на полной информированности профессиональные советы. Предполагается, что клиент будет более открытым и честным с юристом, если будет знать, что содержание их бесед не будет использовано против них. Также, чем более честным будет клиент со своим адвокатом, тем легче будет адвокату дать юридический совет. Клиент общается со своим адвокатом конфиденциально. Адвокат должен предпринимать все необходимые действия, чтобы сохранить эту конфиденциальность.

Суть привилегии адвоката и клиента в защите права клиента обеспечивать себе законное представительство в делах. Даже если клиент просит о законном представительстве по этическим причинам, а позднее адвокат узнаёт о неэтичности поступков его клиента, он всё равно должен соблюдать привилегию адвоката и клиента. (Примечание: не всё, что доверяет клиент своему адвокату, может избежать принудительного оглашения при рассмотрении гражданского дела или распоряжения об огласке от Большого Жюри в уголовном деле.) Многие аспекты отношений адвоката и клиента им хотелось бы сохранить по этой привилегии конфиденциальными, но на деле бывает иначе.

Итак, привилегия не охватывает все контакты адвоката и клиента. Принудительное раскрытие фактов во время разбирательства дела случается чаще, чем думают многие люди. Это долг адвоката – знать, что попадает под действие привилегии и защищать то, что без её действия было бы оглашённым. Умелый юрист, однако, может выявить те детали переговоров адвоката и клиента, которые предполагалось скрыть.

Правило, налагающее печать секретности на консультации между клиентом и его адвокатом, является необходимостью, оно в интересах торжества справедливости. Оно помогает людям, знающим законы и искушённым в их реализации, когда их помощь может быть безопасной и доступной только в том случае, если она освобождена от последствий или возможной огласки. Хант против Блэкбёрна, 128 US. 464, 470 (1888).

Защита, предоставленная отношениям адвоката и клиента, основана на вере в то, что человек ищет консультации юриста для защиты этических и законных интересов, а не для того, чтобы найти путь обойти законы. Когда основополагающее доверие, которым общество изначально наделило юристов, разрушено, это тоже результат той защиты, которую предоставляет привилегия адвоката и клиента. Она была создана, чтобы осуществлять правосудие, а не препятствовать ему.

Причиной прекращения действия привилегии могут быть намерения клиента, ищущего юридической помощи. Другими словами, в чём его мотив для поиска законного представительства. Хотел ли он действительно добиться законной справедливости? Или его намерения были мошенническими?

Отказ от предоставления привилегии основан на понимании, что когда клиент ищет помощи юриста, чтобы совершить преступление или обман, привилегия не служит на пользу правосудию и предоставляемая ею защита должна быть отменена. Это правило работает вне зависимости от того, знал ли адвокат о незаконных целях своего клиента.

Хотя намерения клиента, ищущего юридической помощи, трудно доказать, апелляционный суд наложил строгое ограничение на использование доказательств, основанных на поведении клиента, в определении, необходимо ли отменить действие привилегии из-за наличия преступных намерений.

Доктор Чандлер ясно сказал в беседе с Дейвом Шварцем, которая была записана и прозвучала на весь мир, что он «нанял юриста по имени Барри Ротман, потому что он самый ЗЛОБНЫЙ, ПОДЛЫЙ И ЖЕСТОКИЙ, и может уничтожить любого на своём пути». Если клиент просит у адвоката совет, который поможет ему совершить преступление или обман, то это отменяет привилегию адвоката и клиента.

Когда обман выявлен, обнаруженным фактам должна быть дана этическая оценка. Может возникнуть возражение, что клиент использовал помощь юриста в преступных целях, но сам юрист об этом не знал; однако это возражение почти наверняка необоснованно. Сама природа злоупотребления привилегией такова, что это, скорее всего, делается по замыслу самого адвоката.

Раздел 956 Калифорнийского кодекса гласит: «Привилегия не распространяется на те случаи, если услуги адвоката предполагалось использовать или они были использованы, чтобы сделать возможным для кого-либо или помочь кому-либо совершить или замыслить совершение преступления или обмана». (Калифорнийский перечень исключений из принципов профессиональной конфиденциальности.)