Книги: Redemption — 5.2 Уголовное расследование

Криминальное расследование, возглавляемое Снеддоном от округа Санта-Барбары и Гарсетти от округа Лос-Анджелеса, полностью отличалось от гражданского дела. Это была одна из самых ревностных попыток завести уголовное дело, когда-либо совместно предпринятая сразу двумя округами.

Пятая поправка к Конституции США и Глава 1, раздел 15 Конституции штата Калифорния дают ответчику по уголовному делу право давать показания либо отказаться от этого. Эта возможность выступать в суде или не выступать – одно из самых важных прав, предоставляемых конституцией, и решение давать показания – одно из самых важных решений, с которым ответчику приходится столкнуться в уголовном деле.

В возражении Гарсетти и Снеддона на ходатайство адвоката Майкла Джексона о выдаче защитного ордера в декабре 1993 года они указали, что хотят заверить суд в том, что «развитие расследования по обвинению Майкла Джексона в растлении малолетних никак не связано и не продиктовано ходом гражданского разбирательства». Они открыто публично заявили, что гражданское дело не имеет никакого отношения к  уголовному делу. В их намерения входило получить полный доступ к информации, собранной в гражданском расследовании, чтобы использовать её в уголовном обвинении, однако даже с таким подспорьем они всё равно не могли предъявить официальные обвинения Джексону.

Более 400 свидетелей было опрошено, два Больших Жюри вели заседания, десятки тысяч долларов из кармана налогоплательщиков было потрачено за восемь месяцев, пока наконец Гарсетти и Снеддон не прекратили уголовное расследование. Мистер Гарсетти объявил, что следствие не будет закрыто еще шесть лет, до истечения срока давности, и любой свидетель может при делании дать показания.

Если бы Гарсетти и Снеддон нашли хоть что-то весомое, чтобы обвинить Майкла Джексона, он был бы официально обвинён и состоялся бы уголовный суд. Урегулирование гражданского иска не помешало уголовному расследованию, и Майкл Джексон не купил себе свободу от обвинений. Урегулирование создало только одну проблему: по закону штата Калифорния детей нельзя заставить давать показания против их воли, и закон не разрешает властям наказывать жертв сексуальных преступлений, отказывающихся давать показания. Причина, по которой они не смогли предъявить официальные обвинения, была в том, что их единственным свидетелем был 13-летний мальчик, и без его сотрудничества дело просто разваливалось.

Два Больших Жюри, состоящих суммарно из 24 участников, в двух округах, тщательный обыск ранчо Майкла Джексона Нэверленд, кондоминиума в Сенчури-Сити, дома его родителей в Энсино, и даже личный досмотр самого Майкла Джексона, опрос более 200 мужчин, женщин, мальчиков и девочек, поездки за рубеж, чтобы поговорить со свидетелями, — всё это не дало никаких улик, чтобы вынести уголовное обвинение в растлении несовершеннолетних.

Уголовные дела рассматривают в первую очередь сам факт виновности или невиновности, и жюри присяжных должно прийти к единогласному решению, что преступление было совершено и в этом нет никаких обоснованных сомнений. Результатом уголовного разбирательства, если подозреваемый признан виновным, становится, прежде всего, уголовное наказание и/или штраф, либо и то, и другое. В этом отличие от гражданского суда, в котором речь идёт только о деньгах.

Хотя гражданские и уголовные дела являются совершенно разными областями права и ведутся по различным правилам, как упоминалось ранее, человек может быть обвинён по обоим направлениям. Уголовное дело обычно рассматривается первым, и когда решение и виновности или невиновности подозреваемого вынесено, сторона истца подаёт гражданский иск, чтобы получить материальное возмещение ущерба, нанесённого предполагаемым преступлением.

Когда проходил суд над О Джем Симпсоном по обвинению его в убийстве, мы видели, как он, будучи оправданным в уголовном суде, вновь был обвинён гражданским иском и признан ответственным за гибель Николь Симпсон и Рона Голдмана. Дело О Джея было особенным, так как он был оправдан в уголовном суде, но дело рассматривалось еще и в гражданском. Он был судим дважды за одно и то же преступление, несмотря на правило о «двойной угрозе», которое гласит, что вы не можете быть судимы дважды за одно и то же преступление.

В деле Майкла Джексона на то, чтобы обвинить его в растлении малолетних, ушло столько энергии, что следствию по делу о вымогательстве достался не только минимум внимания, но и минимум следовательских усилий. Некоторые люди называют это «чёрным правосудием в белой Америке». В Америке были времена, когда за серьёзное преступление наказывали только если оно было совершено чёрным. То же преступление, совершённое белым, наказывалось менее строго или выносился оправдательный вердикт. Это касалось убийств, изнасилований, ограблений, захвата земель и даже полицейской жестокости. Нет сомнений, что такая практика вызвала немало обеспокоенности у многих американцев, особенно у чёрного населения. И дело Джексона также являло собой слова 13-летнего белого мальчика против взрослого чёрного мужчины, и полностью отрицало конституционные права Майкла Джексона, а кроме того, игнорировало законы государства и штата, применявшиеся в других схожих делах.