Книги: Redemption — Результат слушания

23 ноября 1993 года суд заслушал ходатайство о судебном преимуществе, ходатайство о приостановлении разбирательства и предоставления документов, ходатайство об обязании Майкла Джексона к даче показаний и запрос ответчика на приостановление решения суда. Суд постановил следующее:

(Чандлер) ходатайство о первоочерёдности судебного дела – удовлетворено.

(М.Джексон) Ходатайство об обязании к даче показаний – отклонено с сохранением за истцом права предъявить в дальнейшем иск по тому же основанию.

(Чандлер) Ходатайство об обязании Майкла Джексона к даче показаний – удовлетворено.

(М.Джексон) Запрос на приостановление решения суда – отклонен.

Майкл Джексон проиграл по всем четырем ходатайствам. С юридической точки зрения было очевидно, что весы правосудия склоняются не в пользу Майкла Джексона. Вместо этого, стрелка сильно накренилась в сторону 13-летнего мальчика. Адвокаты Майкла Джексона ссылались на прецедентные законы, применявшиеся в похожих делах об оскорблении действием сексуального характера. В деле Пасерс Инкорпорэйтид против Высшего Суда, в частности, утверждалось, что это является неправомерным посягательством на конституционные права ответчика – не приостанавливать гражданское разбирательство, пока продолжается уголовное расследование. Но козырной картой г-на Фельдмана было то, что «детская память находится в развитии», и неспособность ребенка «помнить, как взрослые». Этот закон был предназначен для того, чтобы защитить способность маленького ребенка помнить произошедшее на протяжении долгого периода времени после того, как он стал жертвой или свидетелем преступления. Это дело, однако, строилось вокруг 13-летнего мальчика, которому скоро должно было исполниться 14 лет.

В команду защиты вступает Джонни Кокран.

Сразу после того, как команда адвокатов Майкла Джексона получила отказы по решающим ходатайствам, которые могли дать ему шанс выиграть дело, Джонни Кокран Младший, вошедший в состав команды в качестве консультанта, подал ходатайство об охранном судебном приказе, запрещающем сторонам и их адвокатам и агентам раскрытие информации, полученной посредством предоставления документов суду по данному делу кому-либо помимо сторон, их адвокатов и уполномоченных представителей. Кокран заявил, что охранный судебный приказ был необходим для защиты от постановки в затруднительное положение:

1) права Майкла Джексона на частную жизнь и защиту от затруднительного положения и компрометации;

2) права на справедливый суд; и

3) прав свидетелей.

Далее в своем ходатайстве Кокран заявил, что если в охранном судебном приказе будет отказано, Майклу Джексону потребуется приостановление гражданского разбирательства, в связи с тем, что правоохранительные органы выразили намерение использовать предоставленные суду для гражданского разбирательства документы в качестве составляющей своего расследования. Кокран заявил, что правоохранительные органы затягивали свое расследование с целью получить информацию, выявленную в ходе предоставления документов суду. Именно в этом заключалась причина попыток Фельдмана добиться приостановления предоставления документов и разбирательства для недопущения использования в уголовном расследовании информации, полученной в ходе гражданского разбирательства.

Подача мистером Кокраном ходатайства об охранном судебном приказе означала, что разглашение информации адвокатом истца станет ущемлением прав Майкла Джексона и лишит его возможности получить справедливый суд. Кокран красноречиво отметил, что охранный судебный приказ необходим не только для соблюдения интересов Майкла Джексона, но также для защиты жизни свидетелей. Он хотел, чтобы ни одна из сторон не могла раскрыть прессе или правоохранительным органам информацию, выявленную в ходе предоставления документов суду.

Кокран также заявил, что охранный ордер необходим не только для защиты права 13-летнего мальчика на частную жизнь, но также для охраны частной жизни других детей, замешанных в деле. Первоначально адвокаты пришли к обоюдному согласию не раскрывать прессе ничего относящегося к делу. Фельдман отказался от этого соглашения, заявив, что он более не мог соблюдать никакой договоренности относительно публичности из-за того, что семья Майкла Джексона заявляла о его невиновности.

Для обоснования своей юридической позиции Кокран использовал Раздел 2025 (и), который гласит: суд, на достаточных основаниях, имеет право издать любое распоряжение, требуемое по соображениям справедливости, для защиты любой из сторон, свидетелей либо других участников процесса от неудобства, компрометации либо притеснения. Кроме того, раздел 2017 (в) применим к общей процедуре предоставления документов суду; раздел 2031 (д) применим к предъявлению документов, а раздел 2033 применим к запросам о признании противоположной стороной фактов по делу.

Далее Кокран сослался на прецедент, гласящий, что охранный судебный приказ необходим для защиты прав третьих сторон и участников процесса на частную жизнь от необоснованного вмешательства и компрометации. Дело Боулера против Верховного Суда округа Солано, 201 Cal.App.3d 467, 475, 247 Cal.Rptr. 185 (1987). Суд первой инстанции может по своему усмотрению постановить, чтобы информация, полученная путем предоставления документов, не была раскрыта и хранилась опечатанной под грифом секретно. Дело Коалиция против полицейского насилия против Верховного Суда, 170 Cal.App.3d 888, 216~Cal.Rptr. 614 (1985).

Из-за природы обвинений, выдвинутых против Майкла Джексона, Кокран считал, что вопросы, которые будут задавать несовершеннолетним и их родителям, будут чрезвычайно щекотливыми, личными и интимными. Он также понимал, комментарии адвоката истца относительно информации, собранной в ходе предоставления документов, добавили и еще добавят масла в огонь ажиотажа прессы и усугубят и без того глобальное вторжение в частную жизнь Майкла Джексона. В особенности в отношении информации, касающейся его места жительства, ежедневного распорядка, привычек и безопасности возникали значительные опасения, что раскрытие и публикация ее нарушат право Майкла Джексона на частную жизнь.

Раздел 16 статьи 1 Конституции Калифорнии гласит, что: «Ответчик имеет право на справедливый гражданский суд беспристрастных присяжных». Дело Доршкинд против Корпорации Хэрри Н. Кофф Эйджэнси, 64 Cal.App.3d, 302, 308, 134 Cal.Rptr. 344 (1976). Мистер Кокран заявил, что устроенный прессой балаган уже лишил Майкла Джексона права на справедливый суд, и что охранный судебный приказ сделает минимальным количество доказательств, которые адвокаты истца распространят по всему миру.

Офис окружного прокурора угрожал получить по повестке предоставленные суду в ходе гражданского разбирательства документы для использования в своем уголовном расследовании. Позиция Кокрана заключалась в том, что предоставленные суду документы не должны становиться инструментом, используемым для продолжения расследования окружного прокурора. Охранный судебный приказ, в его понимании, должен был предотвратить использование правоохранительными органами информации, выявленной в ходе предоставления документов суду, в помощь текущему расследованию по тем же обвинениям, что дало бы государству несправедливое преимущество. Офис окружного прокурора, на самом деле, все же запросил у адвокатов истца копию письменных показаний, после того, как они были сняты в ходе гражданского разбирательства.

Когда адвокаты истца отказались предоставить копию письменных показаний, заместитель окружного прокурора сообщил Фельдману, что «в случае необходимости в его распоряжение могут предоставить ордер на обыск».

В деле Пасерс Инкорпорэйтид против Высшего суда далее утверждалось, что «обвинение не должно иметь возможности получить посредством гражданского разбирательства информацию, на которую они не имеют права согласно правилам предоставления документов суду в уголовных делах…» Предоставление документов суду подразумевается частным делом. Оно производится за закрытыми дверями в присутствии уполномоченного судебного докладчика и только той стороны, которая дает показания, а также адвокатов и иногда третьей стороны в качестве посредника. Протокол показаний обычно не предъявляется Суду, за исключением апелляционных дел, ходатайств или использования в качестве доказательств. Письменные опросы, ответные акты, предъявления документов и признания фактов также не передаются суду, за исключением уже указанных случаев.

Мысль мистера Кокрана состояла в том, что пресса обладает по Первой поправке не большим правом на получение информации, выявленной в ходе предоставления документов в ходе гражданского разбирательства, чем частные лица.

Фельдман согласился на введение указанного охранного судебного приказа, но возражал против возможности отвечать на ложные обвинения и предоставлять информацию правоохранительным органам.

Протест против охранного судебного приказа, поданный компанией Таймс Миррор Кампэни (The Times Mirror Company).

Компания Таймс Миррор Кампэни (The Times Mirror Company), издатель газеты Л.А.Таймс (The L.A.Times), подала протест по ходатайству об охранном судебном приказе, заявляя, что этот приказ ограничивает общественность в доступе к любым судебным процессам, включая проводимое предоставление документов. Их позиция заключалась в том, что пресса имеет право вмешиваться в текущие гражданские и уголовные процессы для выражения протеста против охранного судебного приказа и получения доступа к информации.

Далее утверждалось, что редакторы передовиц крупных агентств новостей во всем мире сосредоточились на расследовании по обвинениям в растлении несовершеннолетнего, выдвинутых против Майкла Джексона, и что интерес и внимание общественности прикованы к этим обвинениям. Также было заявлено, что Майкл Джексон и общественный следователь воспользовались средствами массовой информации для того, чтобы выпустить многочисленные обращения к общественности, и что теперь из-за того, что он не хочет распространения негативной информации о себе, он запрашивает распоряжение о полной закрытости. Они запросили, чтобы суд отклонил ходатайство Майкла Джексона и разрешил доступ общественности к информации по этому делу, которое вызывает большой общественный интерес.

Они далее заявили, что запреты на разглашение информации налагаются только на значительных основаниях, которых в этом деле нет. Также они утверждали, что утверждения мистера Кокрана относительно права ответчика на справедливый суд пострадали от огласки, предшествовавшей разбирательству, от вторжения в частную жизнь, а также что позиция Кокрана относительно того, что независимые свидетели (свидетели третьей стороны) находятся в опасности и подвергаются преследованию, а государственное обвинение использует информацию по гражданскому делу в уголовном разбирательстве, является безосновательной.

По сути дела, Тhe Times Mirror заявили, что адвокаты Майкла Джексона не имеют достаточных оснований для применения Первой поправки. Верховный Суд Соединенных Штатов признал, что охранные судебные приказы периода предварительных слушаний подлежат тщательному изучению по Первой поправке и должны быть сделаны согласно Правилу 26 (в), которое требует проявления добросовестности.

Они также заявили, что существует предполагаемое право на предоставленные суду материалы.

Федеральное правило гражданского судопроизводства 26(в) гласит: согласно ходатайству, поданному на достаточных основаниях стороной или лицом, которыми запрашивается предоставление документов суду, может быть издано любое распоряжение, необходимое правосудию для защиты стороны от вмешательства, компрометации, притеснения либо неправомерно наложенных обязательств или расходов.

The Times Mirror выразили несогласие с заявлением Кокрана о том, что публичность помешает Майклу Джексону получить справедливое судебное разбирательство.

The Times Mirror далее заявили, что в округе Лос-Анджелеса 2.900.000 потенциальных присяжных, которых выбирают из базы данных Департамента автотранспорта. По их мнению, охранный судебный приказ скроет от публики надежную информацию, одновременно позволяя публикацию непроверенных сведений, а Майкл Джексон не имеет права на освобождение от негативной огласки. Нет никакого вторжения в частную жизнь, если факты по делу уже известны.

The Time Mirror далее заявили, что для того, чтобы заявить претензию о вторжении в частную жизнь, нужно также доказать, что опубликованные факты настолько оскорбительны, что шокируют общественные представления о приличии.

Ответ гражданского обвинения (Гарсетти и Снеддона) на ходатайство ответчика об охранном судебном приказе.

Джил Гарсетти и Томас Снеддон, окружные прокуроры Лос-Анджелеса и Санта-Барбары, совместно подали ответный акт на ходатайство Кокрана об охранном судебном приказе. Они хотели уверить суд в том, что продвижение расследования по обвинениям Майкла Джексона в растлении несовершеннолетнего не связано с процессом предъявления документов суду в гражданском разбирательстве и не определяется им.

Они заявили, что у них нет намерений замедлить либо отложить проводимое ими расследование с целью получения информации, выявленной в ходе предоставления документов суду по гражданскому делу. Они также подтвердили, что у них нет намерений раскрывать какую-либо информацию, полученную ими в ходе их расследования, кому-либо кроме сотрудников правоохранительных органов.

Однако они были совершенно уверены, что имеют право на получение всех письменных показаний, заявлений и прочих документов либо связанной с ними информации от любого свидетеля, который мог иметь отношение к их уголовному расследованию.

Вследствие этого, им требовался доступ ко всем предоставленным суду в ходе гражданского разбирательства документам, так как все серьезные инциденты должны быть полностью расследованы. Их позиция заключалась в том, что правоохранительные органы не должны встречать помех либо ограничений при сборе информации, относящейся к расследованию и не защищенной привилегией тайны адвоката и клиента. Они также обратились к тому факту, что за три дня до подачи своих документов адвокаты Майкла Джексона запросили разрешение представить свидетельства, которые могли повлиять на решение по подаваемым ими документам. Они заявили: «Как они теперь могут оспаривать элементарную справедливость?» Они имели наглость также заявить, что власти не наделены такими полномочиями, которые могли бы запретить правоохранительным органам доступ к документам, предоставленным суду в ходе гражданского разбирательства.

Гарсетти и Снеддон далее заявили, что дело, на которое опирается Кокран (Пасерс Инкорпорэйтид против Высшего Суда), слушалось до принятия Предложения 115 Раздела 28 (г) Статьи 1 Конституции Калифорнии, в котором запрещается удаление относящихся к делу доказательств из уголовной процедуры, и Раздела 30 (в), требующего обоюдного предоставления документов суду. По Предложению 115, охраняется только проходящее по Пятой поправке самообвинение. В решениях, основанных на Предложении 115, выражается и законодательное и судебное признания крепкой общественной линии в поддержку равновесия и справедливости в нашей системе уголовного правосудия, и способствующее удалению препятствий на пути утверждения истины. Суть заключается в том, что уголовное расследование не должно встречать противодействия.

Они заявили, что ордер на обыск может быть выдан в следующих случаях: «Собственность или другие предметы подлежат конфискации, если среди них находится объект, либо они содержат какое-либо свидетельство, которые указывают на факт совершения преступления, либо на конкретное лицо, совершившее это преступление». Уголовный Кодекс, 1524(a)(4).

Повестки могут быть высланы следующим лицам: «Тем свидетелям, чьи показания являются материалом, подлежащим рассмотрению Большим Жюри», Уголовный Кодекс, 939.2.

Они заявили, что уголовное расследование превалирует над правом на частную жизнь. Отсутствие нарушения прав на частную жизнь по Четвертой поправке не может являться основанием для препятствования государственному обвинению в расследовании уголовно наказуемых действий, если существует вероятность, что они имели место. Несмотря на то, что Кокран не настаивал на этом, они также заявили, что «страх быть пойманным» не является правом на частную жизнь. В случае если выдвигаются уголовные обвинения, всё, что подается в суд, или предъявляется суду, или высказывается в суде, становится объектом общественного внимания.

Протест против охранного судебного приказа Ассоциации новостей радио и телевидения.

Ассоциация новостей радио и телевидения Южной Калифорнии подала протест против ходатайства мистера Кокрана об охранном судебном приказе.

Их позиция была такой же, как и у других протестующих против этого охранного приказа, и заключалась в том, что этот приказ, относящийся к предоставлению документов на стадии предварительных слушаний, связанный с Первой поправкой, является неблагоприятным, и, в случае его выдачи, должен быть максимально ограничен в действии. Утверждалось, что теория нарушения права на частную жизнь, представленная Кокраном, неприменима к этому делу в связи с неизбежностью интереса публики к самой известной общественной фигуре в мире.

Результат слушания по ходатайству об охранном судебном приказе.

Слушания по ходатайству об охранном судебном приказе состоялось 17 декабря 1993 года. Суд постановил следующее:

1) Ходатайство о предотвращении передачи сторонами по делу предоставленных суду неофициальных и официальных материалов офису окружного прокурора было отклонено.

2) Соглашение между адвокатами сторон заключало в себе следующее: Обеим сторонам запрещается передавать средствам массовой информации либо лицам, не относящимся к сторонам процесса: a) видеозаписи; б) документы, предоставленные суду; в) информацию, относящуюся к личной безопасности Майкла Джексона; либо медицинские или психиатрические заключения.

3.) Ходатайство об обязании давать показания должно быть подано конфиденциально.

4.) Ходатайство об обязании к дальнейшим ответам по письменным показаниям было отклонено.

Эти постановления суда были не полностью против Майкла Джексона. Они включили в себя некоторые идеи Кокрана относительно защиты частной жизни, а именно в том, что ходатайства об обязании должны быть поданы конфиденциально, и что ходатайство об обязании к дальнейшим ответам по письменным показаниям было отклонено. Однако Кокран более всего был заинтересован в охранном судебном приказе и в отказе офису окружного прокурора в доступе к предоставленным суду в ходе гражданского разбирательства официальным и неофициальным материалам, но эти его ходатайства были отклонены. По сути дела, постановление суда было в пользу офиса окружного прокурора, предоставив им свободу доступа и получения всей информации, предоставленной суду в ходе гражданского разбирательства. Неоднократно повторенные Кокраном причины сделанного им запроса заключались не в стремлении помешать уголовному расследованию либо запретить офису окружного прокурора получить информацию, выявленную в ходе предоставления документов суду, но в стремлении защитить право Майкла Джексона на частную жизнь, также как и право на частную жизнь детей, участвующих в деле, и их семей. Этот вопрос, вероятно, был решающе важен для Майкла Джексона, так как для него понятие частной жизни всегда было очень ценным. Его жизнь никогда не была открытой книгой, и лишь очень малое количество людей имело доступ к его личной жизни.

Соглашение между адвокатами сторон, в котором заявлялось, что обеим сторонам запрещается передавать средствам массовой информации либо лицам, не относящимся к сторонам процесса, видеозаписи, сведения, полученные в ходе предоставления документов суду, информацию, касающуюся личной безопасности Майкла Джексона и медицинские либо психиатрические заключения, действительно помогло контролировать поток конфиденциальной информации и защитить ее от утечки в средства массовой информации. Однако оно не лишило прессу и общественность возможности получения доступа к информации по процессу в его развитии.

Несмотря на то, что самый сильный аргумент офиса окружного прокурора заключался в том, что, как они утверждали, не только конституционные статьи, но и статьи законодательные написаны с целью предотвратить любое препятствование правосудию, им так никогда и не удалось вынести Майклу Джексону уголовные обвинения. Их присутствие и устные протесты имели вес в гражданском разбирательстве, но все же не сработали в вынесении уголовного обвинения.

По моему мнению, офис окружного прокурора доказал, почему решение суда по делу Пасерс Инкорпорэйтид против Высшего Суда должно быть применимо к делу Майкла Джексона и должно было возобладать. В деле Пасерс Инкорпорэйтид против Высшего Суда суд постановил, что ответчик имеет право на приостановление предоставления документов суду в ходе гражданского процесса до истечения срока давности по уголовному делу в целях соблюдения конституционных прав ответчика, и что было бы в корне несправедливо предоставлять обвинению возможность воспользоваться материалами, предоставленными суду в ходе гражданского разбирательства для получения информации о деле ответчика, которой они не могли бы получить во время предоставления документов суду в уголовном процессе. В деле Пасерс Инкорпорэйтид против Высшего Суда суд признал, что приостановление вызовет задержку и причинит неудобства истцу, но что защита конституционных прав одной из сторон имеет первостепенную важность.

Калифорнийские законы разрешают приостановление гражданского разбирательства в ожидании решения по уголовному делу, когда слушания по гражданскому делу происходят в то время, когда рассматривается уголовное обвинение по тем же фактам. Отказывая ответчику в конституционной защите, они приносят в жертву его право на справедливый суд в гражданском процессе, также как и их право избежать самообвинения в уголовном деле.

В деле Дуайер против Крокер Нэйшнл Бэнк, 194 Cal.App.3d 1418, 1432 (1987), также цитируется дело Пасерс Инкорпорэйтид против Высшего Суда, и утверждается, что в подаче ответчиком ходатайства о приостановлении дело Пасерс Инкорпорэйтид против Высшего Суда правильно опирается на законы Калифорнии.

Постановление суда о приостановлении многократно повторялось в последующих судебных делах, таких как Соединенные Штаты против Сертэн Риал Пропэрти, 751 F.supp. 1060, 1063_1064 (E.D.N.Y. 1989); корпорация Пол Харригэн и Сыновья против компании Энтэрпрайз Энимал Ойл, 14 F.R.D. 333, 335 (E.D. Pa. 1953) и в деле Пэдэн против Соединенных Штатов, 512 F.2d F.2d 1099, 1103 (Ct. Cl. 1975).  Приостановление гражданского процесса считалось обычной практикой в случаях, когда уголовное преследование по тем же фактам начиналось или уже шло полным ходом.

Окружной суд в Харригане также постановил, что хотя приостановление разбирательства несомненно причинит неудобства истцу и вызовет задержку, защита конституционных прав ответчика является более важным соображением.

Даже Высший Суд Алабамы выносил решение о приостановлении гражданского разбирательства, постановив, что ответчик не должен быть вынужден выбирать между конституционным правом и возможным проигрышем в уголовном деле. Взвесив заинтересованность ответчика в перенесении гражданского разбирательства на более поздний срок против предубеждения, которое могло бы быть вызвано против истца в связи с задержкой, суд утверждает перенесение разбирательства. Также было заявлено, что вынужденность ответчика защищаться одновременно по гражданскому делу и против уголовного обвинения нарушает его право на справедливый суд.

В связи с постановлениями суда Майкл Джексон оказался в неблагоприятном положении, будучи вынужденным подготовиться к суду за 120 дней по делу, в котором проходило значительное количество свидетелей. Полиция конфисковала все его личные записи, и ему было отказано в предоставлении как копий, так и списка того, что было изъято.

Офис окружного прокурора действовал, с благословения суда, в нарушение конституционных прав Майкла Джексона, и суд явно сильно склонялся в пользу 13-летнего мальчика.

Теперь, уважаемый читатель, когда у вас уже больше информации относительно того, что происходило тогда в области юриспруденции, у меня к Вам один вопрос: что бы Вы сделали на этом этапе, когда эти же самые факторы склоняли часу весов не в Вашу пользу?

Продолжили бы Вы тяжбу, или урегулировали дело, как предпочел это сделать Майкл Джексон?

Существовало множество других дел, ответвлявшихся от дела по растлению несовершеннолетнего. Множество дел, в которых одни стороны этого процесса выступали против других участвующих лиц. Началась мания судебных исков. Некоторые из исков, проистекавших из этого процесса, были следующего характера:

Эван Чандлер против Джун Чандлер Шварц и Дэвида Шварца.

Доктор Эван Чандлер подал иск против Джун и Дэвида Шварцев в августе 1994 года за вторжение в частную жизнь, нарушение Раздела 632 Уголовного кодекса; намеренное причинение эмоционального ущерба и заговор.

В своем исковом заявлении доктор Чандлер утверждал, что в июне 1993 года он заметил изменения в характере, а также в душевном и физическом благосостоянии своего сына. Он далее заявил, что Дэвид Шварц сделал запись их телефонного разговора и передал ее третьей стороне с намерением ее опубликовать, а также что 31 августа 1993 года эти записи были опубликованы и распространены средствами массовой информации во всем мире.

В ответе на это исковое заявление Джун Шварц заявила, что данное заявление имело недобросовестный характер, было необоснованным и подано в попытке избежать выплаты алиментов за прошедшие сроки. Она далее заявила, что указанный иск подан в качестве попытки осуществить стремление Чандлера к известности и как жестокий план получения контроля над средствами несовершеннолетнего сына сторон путем манипуляции привязанностью ребенка.

Джун Шварц далее сообщила в своих заявлениях, что этот иск был остановлен в силу отказа от требований, поданного истцом 30 июля 1993 года и в соответствии с секретно заключенным между истцом, ответчиком и третьей стороной соглашением об отказе. Так как истец не являлся жертвой сексуальных домогательств и не был свидетелем подобных происшествий, у истца не хватало оснований иска, а понесенный им ущерб явился непосредственным следствием  небрежности, неосторожности и/или проступка самого истца. Иск основан на утверждении, что ответчик не проявил должной заботы о несовершеннолетнем ребенке истца и/или не смог защитить несовершеннолетнего ребенка истца от сексуальных домогательств, а также что ответчик не знал об упомянутом домогательстве, а что касается родителя, несущего ответственность, ее поведение защищено привилегией. Ответчик задолжал ей алименты на содержание ребенка на сумму 70 тысяч долларов США.

Дэвид Шварц подал встречный иск против доктора Чандлера за вторжение в частную жизнь, нарушение 632 статьи Уголовного кодекса и намеренное причинение морального ущерба. В своем изложении обстоятельств дела г-н Шварц заявил, что летом 1993 года семья Шварц была разрушена вмешательством Майкла Джексона в ее жизнь. Далее Шварц заявил, что он не считает, что Майкл Джексон подверг сексуальным домогательствам его приемного сына.

Шварц заявил, что 7 июля 1993 года он получил телефонный звонок от доктора Чандлера, в котором последний вел себя оскорбительно, агрессивно и грубо. Он утверждал, что грубость не была необычным явлением для доктора Чандлера. Шварц сообщил, что причина, по которой он сделал запись своего разговора с доктором Чандлером, заключалась в том, что Чандлер говорил ему о своих замыслах убить всю семью, включая детей, и что Шварц записал разговор из страха, вызванного угрозами доктора Чандлера убить его семью, включая самого Шварца.

Далее Дэвид Шварц заявил, что он передал записи мистеру Пелликано и мистеру Филдсу, чтобы заручиться их помощью в защите его семьи, а также в качестве доказательства, что доктор Чандлер угрожал применением силы. Он сообщил, что Филдс и Пелликано не вернули ему записи, а также не смогли помочь ему. Шварц утверждал, что Пелликано передал записи Мэри Фишер без его согласия, а она использовала некоторое из записанного на этой пленке для написанной ею статьи под названием «Был ли Майкл Джексон подставлен?», которая была опубликована журналом GQ в 1994 году.

Мэри Фишер была вызвана по делу для предоставления информации касательно статьи «Был ли Майкл Джексон подставлен?» Адвокаты Мэри апеллировали правом Первой поправки, в которой утверждается, что как журналист, она «…не может быть принуждена к раскрытию неопубликованной информации, полученной в ходе сбора информации для распространения среди публики». Ее адвокаты запросили аннулирование или ограничение повестки. Суд позволил аннулирование повестки, так как она относилась только к неопубликованным статьям.

Дело было прекращено с сохранением за истцом права предъявить в дальнейшем иск по тому же основанию.

Шварц против Чандлера

Дэвид Шварц подал иск против доктора Чандлера за причинение ущерба: травмы головного мозга, по двум пунктам обвинения в оскорблении действием и по двум пунктам обвинения в избиении.

Г-н Шварц утверждал, что 9 июля 1993 года в доме г-на Чандлера в Брентвуде доктор Чандлер приблизился к нему в угрожающей манере, со сжатыми кулаками, и угрожал избить его руками и ногами. Он заявил, что доктор Чандлер повалил его на пол и начал избивать ногами и плевать на него.

Г-н Шварц далее заявил, что был еще один случай, когда в офисе г-на Фельдмана в августе 1993 года во время еще одной ссоры доктор Чандлер ударил г-на Шварца в висок, из-за чего последний потерял сознание.

Джун Шварц подала заявление в поддержку своего мужа, г-на Шварца, и заявила, что Департамент по делам детства интервьюировал ее 13-летнего сына у них дома. Далее она заявила, что, так как новости о растлении несовершеннолетнего транслировались по всему миру, они подверглись слежке за их домом любопытных, а также угрозам и странным телефонным звонкам от фанатов Майкла Джексона. Она также заявила, что ее сын подвергался угрозам физического характера, их фотографировали, снимки распространялись по всему миру, а один фанат Майкла Джексона вломился в их дом.

Это дело было закрыто 29 января 1996 года.