Книги: Redemption — 4.1 Пресса сходит с ума

Совершенно понятно, что немедленно после того, как выпуски новостей сообщили об обвинениях против Майкла Джексона, пресса просто взбесилась. Телефон в офисе мистера Ротмана разрывался от звонков всех новостных служб и всех таблоидов со всего мира. Я помню, как нам звонили из лондонских таблоидов и новостных агентств, требуя информации. Ведущие новостей выстроились у двери в наш офис, ожидая Ротмана, чтобы расспросить его об обвинениях. Мистер Ротман не отвечал на звонки и отказывался говорить с кем бы то ни было об обвинениях. Ни одна попытка получить сведения или комментарий в отношении обвинений не увенчалась успехом. Офис Ротмана никому не предоставлял никаких заявлений.

Точно так же пресса отлавливала Чандлера и его сына, чтобы что-то узнать от них. Они не были готовы к тому безумию, которое творилось у них на пороге. В ужасе они примчались в офис Ротмана и заночевали там. Пресса пыталась застать их дома, но никто не догадался ловить их у Ротмана.

Пресса не отступалась. Телефон в офисе звонил постоянно, и секретарше в приёмной было велено всем говорить, что у нас нет комментариев. Съёмочные группы осадили нашу дверь, готовые заснять что угодно. Временами Ротман подходил к дверям и грубо говорил им, что они вторгаются в частные владения, и он сейчас вызовет полицию. Они просто отступали чуть-чуть и снова ждали, пока Ротман выйдет или поедет куда-нибудь, чтобы поймать его и узнать что-нибудь.

Пресса узнала об обвинениях, когда доктор Абрамс, психиатр, который провёл трёхчасовую беседу с мальчиком, подал рапорт в Департамент по защите детей. Департамент по защите детей связался с полицией, и был выдан ордер на обыск Нэверленда и кондоминиума в Сенчури-Сити. А как только был выдан этот ордер, об этом стало известно прессе, и 23-го августа грянули спецвыпуски новостей.

За несколько часов история с обвинениями стала главной на всех телеканалах по всему миру. Даже консервативные каналы выдавали все новости об этом деле в эфир немедленно, и таблоиды занимались точно тем же, не разбирая, правдивы ли сведения или нет. Даже английские газеты вышли с огромными заголовками об этом. Таблоиды предлагали суммы до полумиллиона долларов за информацию от любого, кто сможет подтвердить сделанные мальчиком обвинения. Прессе было наплевать на достоверность, и множество самозваных свидетелей, объявившихся в те дни, позднее были разоблачены.

Из-за безумия прессы даже строго конфиденциальная информация немедленно просачивалась и разлеталась по всему миру. Даже детали рапорта Департамента по защите детей попали в руки СМИ, вместе с деталями обвинения, предоставленными социальному работнику. Эта информация должна быть строго конфиденциальной и не предоставляться широкой публике.

Я испытывала огромное отвращение на протяжении всей истории, наблюдая, как пресса раздувает дело, используя слова всего лишь одного мальчика, ничем так никогда и не подтверждённые. Но по тому, как об этом говорилось в прессе, вы могли подумать, что у них в руках подписанное самим Майклом Джексоном добровольное признание вины.

Закон говорит, что вы считаетесь невиновным, пока ваша вина не будет доказана. Однако пресса решительно обвинила Майкла Джексона, и весь мир заглотал не просто крючок, а и леску, поплавок, удочку, рыбака, море и берег.

Пресса брала интервью у людей, утверждавших, что они видели неподобающее поведение Майкла Джексона в отношении детей, посещавших ранчо Нэверленд. Большинство из этих самозваных свидетелей были бывшими работниками, горничными или телохранителями, работавшими на Майкла Джексона, уволенными или ушедшими добровольно. Полицейские даже летали на Филиппины, чтобы поговорить с двумя бывшими работниками, которые сказали, что у них есть дневник с описанием событий, происходивших в Нэверленде, и что там задокументировано неподобающее поведение Джексона в отношении его юных гостей.

Каждый свидетель становился героем заголовков. Каждая деталь расследования была опубликована в таблоидах. Я поняла, что пресса обращает внимание только на свидетелей с негативными сведениями, поскольку это делает статьи интереснее. А когда сообщения свидетелей оказывались недостоверными, пресса просто заметала этот мусор под ковёр. Они ни разу не побеспокоились о том, чтобы напечатать опровержение.

Когда же весь дым рассеялся и пыль осела, всё дело свелось только к одному – голым словам 13-летнего мальчика против Майкла Джексона. Когда были опрошены все свидетели, потрачены миллионы долларов, проведены слушания большого жюри и так далее, в сухом остатке были одни эти голые слова мальчика против Майкла Джексона. Никаких улик или доказательств так и не нашлось, и ни один заслуживающий доверия свидетель не появился.