Книги: Redemption — 3.3 Битва за опекунство

Доктор Эван Чандлер и Джун Чандлер развелись в 1985 году из-за проблем в супружеских отношениях. Джун Чандлер получила право полного опекунства на сына, а Чандлеру было предписано выплачивать по 500 долларов алиментов ежемесячно. И Джун, и Эван позднее создали новые семьи, и на момент выдвижения обвинений в растлении малолетних, казалось делили опекунство над ребёнком безо всяких проблем.

Как упоминалось прежде, Майкл Джексон встретился с мальчиком, подружился с ним и стал проводить много времени с ним и его сводной сестрой и матерью на своём ранчо Нэверленд. Мать мальчика, Джун Шварц (Джун Чандлер) восхищалась Майклом Джексоном и не видела ничего дурного в этой дружбе. Поначалу доктор Чандлер не возражал, что часть внимания его сына посвящается супер-звезде, но постепенно оказалось, что его сын проводит с Майклом Джексоном больше времени, чем со своим отцом.

Доктор Чандлер предложил Майклу Джексону проводить время с мальчиком в его доме. Стало выясняться, что он искал свою выгоду в этом. Чандлер попросил Джексона оплатить перестройку его дома, на что тот согласился. Но когда выяснилось, что расширение дома не одобрено строительным департаментом, Чандлер смело предположил, что Майкл Джексон может купить им всем новый дом где-нибудь еще.

Отношения между Майклом Джексоном и Чандлером стали натянутыми после угроз (о них чуть позже) Чандлера. Вскоре после этого Майкл Джексон перестал посещать мальчика в доме Чандлера. В беседе с Дейвом Шварцем (она записана) Чандлер сказал, что не знает, почему Джексон перестал посещать его.

В то же время, отношения Майкла Джексона с мальчиком и его матерью оставались прекрасными. Мальчик, его сводная сестра и мать путешествовали с Джексоном и собирались сопровождать его в турне Dangerous. Чандлер пришёл в бешенство от этой новости. Говорят, его взбесило то, что он лишался возможности видеться с ребёнком.

Чандлер сказал Шварцу, что был зол на Майкла за разрушение его семьи. Он также признался, что точно сказал Майклу Джексону, что хочет получить от всего этого дела.

В тот момент Чандлер и нанял Ротмана. Я полагаю, если бы вопрос об опекунстве был для него главным, он бы нанял специального адвоката по семейным делам. Ротман же был известен как адвокат по делам шоу-бизнеса, но недавно занимался делом о растлении малолетних, когда некая девушка обвинила своего отца в домогательствах. Заметьте, что Ротман и здесь представлял сторону обвинения.

Чтобы исполнить весь свой план, Чандлер нуждался в полной опеке над своим 13-летним сыном. Трудно было бы довести такое дело до конца без права на полную опеку и без избавления от вмешательства матери мальчика.

В июле 1993 года Бертрам Филдс (из адвокатской фирмы «Гринберг, Глускер, Филдс, Кламан и Мачтингер»), который был адвокатом Майкла Джексона, выступил посредником между Джун Шварц и Барри Ротманом во время битвы экс-супругов Чандлеров за опекунство. Мистер Филдс сказал, что он не представлял ни одну из сторон, а просто передавал сообщения между ними. Чандлер хотел, чтобы Джун Шварц предоставила ему опекунство над их сыном на одну неделю, начинавшуюся с 12 июля 1993 года. Ротман пообещал Джун Шварц, что она сможет забрать сына из дома Чандлера вечером 18-го числа. Джун не доверяла своему бывшему мужу и колебалась, соглашаться ли на это требование. Только после того, как Ротман дал слово мистеру Филдсу — как юристу-помощнику – что Чандлер выполнит обязательство и вернёт ребёнка вечером 18-го июля, Джун Шварц позволила Чандлеру забрать ребёнка на неделю.

12-го июля, получив временную опеку над сыном, Чандлер потребовал, чтобы Джун подписала подготовленный Ротманом договор об условиях (это юридический документ, обязывающий обе стороны выполнять оговорённые условия). В договоре значилось, что:

1) Джун Щварц не будет забирать их несовершеннолетнего сына из округа Лос Анджелеса без предварительного согласия доктора Чандлера; если ей потребуется увезти ребёнка, она должна предоставить письменное уведомление о том, куда он направляется, на какое время и с кем.

2) Джун Шварц предоставляется два дня в неделю на времяпровождение с её сыном, при условии, что она не позволит ребёнку контактировать и общаться с Майклом Джексоном.

3) Если Джун Шварц нарушит условия договора, её встречи с ребёнком будут ограничены, и будут проходить под присмотром наблюдателя, чьи услуги будет оплачивать она.

4) Все обязательства доктора Чандлера по алиментам следует считать полностью исполненными, и никаких дополнительных выплат не будет, пока Чандлер обладает правом полной опеки над сыном.

Вечером 18-го июля 1993 года Чандлер не вернул сына своей бывшей жене, несмотря на данное Филдсу слово. Он также проигнорировал её многочисленные требования вернуть ей опеку над ребёнком.

Казалось, Чандлер взял собственного сына в заложники, предложив его матери подписать договор об условиях. Джун сказала, что подписала договор – вопреки всякой логике – потому, что Чандлер сказал ей, что если она не подпишет, он не вернёт ей сына. Но даже когда Джун подписала договор 12-го июля, Чандлер не вернул ей сына, как было обещано.

16-го августа 1993 года Ротману позвонил адвокат Джун Шварц и сообщил, что 17-го пройдёт судебное слушание по заявлению Джун о расторжении договора и требованию немедленного возвращения опеки над ребёнком. На этот момент Чандлер владел опекой над ребёнком на протяжении одного месяца и пяти дней. Ему как раз хватило времени на то, чтобы выступить с угрозами, о которых он говорил Дейву Шварцу.