Книги: Mother — Глава 26

Мои дети многого достигли в жизни, но они по-прежнему остаются мечтателями.

РЭНДИ. Я всегда любил музыку, но до моей автокатастрофы в 1980 году я просто жил. У меня не было цели. Я родился в семье талантливых детей, поэтому мне никогда не приходилось бороться, как моим братьям. Мой первый концерт в качестве члена «Джексонз» проходил перед аудиторией, насчитывавшей восемнадцать тысяч зрителей. Я, наверно, был склонен принимать это как само собой разумеющееся. Авария все изменила. Я думаю, Бог подшлепнул меня, требуя, чтобы я проснулся, посмотрел на себя. С этого момента у меня появилась цель. Я хотел стать «примером». Я хочу помогать людям, особенно тем, кто стремится стать музыкантом или артистом. Я знаю, как трудно было моим братьям, когда они начинали, как много им приходилось работать. Я знаю, что моя семья хотела, чтобы кто-нибудь обернулся и протянул им руку. Я хочу быть этой рукой, протянутой молодым людям с мечтой. Это моя мечта.

Если сбудется мечта Тито, то у братьев появится возможность поддержать молодых исполнителей. Мечта Тито — собственная фирма грамзаписи Джексонов.

ТИТО. Я вижу своих братьев не только записывающими будущие альбомы на нашей собственной фирме звукозаписи, но и помогающими развитию новых талантов. Я чувствую, что у нас есть чутье на хит-записи, умение продюсировать, искусство сочетать подходящих продюсеров с подходящими песнями.

Мои дети мечтают раздвинуть свои артистические рамки. Майкл — не единственный из Джексонов, стремящийся оставить след в кинематографе. Джанет тоже хочет играть в кино. Она ищет подходящий сценарий и мечтает о выступлении в бродвейской постановке. Марлон и Джермен также ориентированы на фильмы.

МАРЛОН. Я хочу основать кинокомпанию. Хочу доказать, что и черные люди могут делать хорошие фильмы вроде «Условий влюбленности», «Из Африки» -и «В. 3.». Моя цель — Оскар. Я планирую начать как помощник режиссера. Буду работать под руководством сильного режиссера, с тем чтобы узнать все аспекты кинобизнеса.

ДЖЕРМЕН. Моя цель — руководить и продюсировать. У меня есть чутье. Я хочу творчески руководить cвоими проектами. Я не хочу, чтобы студийный босс, сиди столом, навязывал мне свои вкусы.

Мечты Ребби по-прежнему связаны с музыкой.

РЕББИ. Мне всегда хотелось спеть песню для кинофильма. Но моей главной целью в данный момент является достижение успеха на фирме «Мотаун». Я записала свой третий и последний альбом «достаточно ли ты крепок» на «Колумбии» в 1988 году. Сингл «Игрушка» занял неплохое место в спис ритм’энд’блюза, но мне кажется, что «Колумб. старалась для меня не так, как мне бы хотелось. Поэтому я решила сменить фирму.

Что касается группы «Джексонз», то ребята мечтают продолжать то, что они делают уже два десятилетия: записываться и гастролировать.

ТИТО. Мы все такие же страстные, какими были вначале.

ДЖЕРМЕН. Надо еще многого достигнуть, огромное множество великолепных песен ждут, чтобы быть написанными.

Я горжусь, что мои дети продолжают бороться, раздвигать свои творческие границы так далеко, как только возможно.
Я мечтаю вместе с ними. Почти все мои мечты связаны с ними. Как и любая любящая мать, я мечтаю об их личном счастье.
Троим из моих детей выпал счастливый брак. В 1989 году Ребби и Натаниэл отпраздновали двадцать первую годовщину совместной жизни, Тито и его жена Ди-Ди — семнадцатую, Марлон и его жена Кэрол — четырнадцатую.
Но у троих моих детей — Джеки, Джермена и Джанет — браки не сложились. Трое других — Латойа, Рэнди и Майкл — так и не вступали в брак. У Джермена и Джанет в настоящее время сложились, по-моему, прочные связи, и я надеюсь, что им удастся создать свои семьи. Как, впрочем, и другим моим детям.
Хотя брак способствует счастливой жизни, все-таки самая верная дорога к внутреннему покою, я верю, лежит через религию. Вот почему я мечтаю, чтобы мои дети были ближе к Иегове.
Я не волнуюсь за Ребби. Она говорит: «Наиболее важными в моей жизни являются мои отношения с Создателем, Богом Иеговой». Она посещает собрания в Кингдом Холле. Она и ее муж Нэйт преданно воспитывают своих троих детей в правде и любви к Богу.
Ди-ди, жена Тито, тоже выказывает сильный интерес к вероучению. Она регулярно привозит своих троих мальчиков к нам домой для чтения Библии вместе со мной.
Рэнди и Джанет посещают Кингдом Холл от случая к случаю, а Джермен, Джеки, Тито и Латойа вообще не ходят в церковь.
Уникальная ситуация: Майкл в 1987 году покинул Свидетелей Иеговы, не сообщив даже мне о своем решении. Узнав об этом, я была в отчаянии. Он начал пропускать собрания в Кингдом Холле в начале года, но только потому, как он уверял меня, что занят окончанием альбома «Плохой» и приготовлениями к своему мировому турне.
Существовали, однако, некоторые разногласия между Свидетелями и Майклом, которые, по-видимому, и повлияли на его решение. Но я не знаю этого наверняка, потому что я не говорила с ним о том, что он сделал. Я не могу спросить его: «Почему, Майкл?» К тому же Свидетели не обсуждают духовные вопросы с людьми, покинувшими их ряды, даже если эти люди — члены семьи.
Но я хочу подчеркнуть, что наши отношения с сыном остаются такими же теплыми, как и раньше.
И еще две мечты. Я мечтаю о воссоздании «Джексонз». Я хочу, чтобы Майкл и Марлон подумали о возвращении в группу, хотя бы на время. Ради старых времен. Ради меня.
Я мечтаю о воссоединившейся семье Джексонов. Как ни сильно ранила семью Латойа, я всей душой стремлюсь к ее примирению с нами. Семья Джексонов неполна без нее.
Хотя некоторые из братьев и сестер поддерживали с ней контакты, Латойа не разговаривала со мной с конца 1988 до весны 1989 года. Это был самый долгий период времени, когда я не поддерживала связи со своей дочерью.
Когда она позвонила в первый раз в 1989 году, я намеренно не поднимала вопрос ни о «Плэйбое» ни о ее книге. После столь долгого обоюдного молчания я не хотела сразу же начинать с упреков. Но когда она позвонила в следующий раз, я заговорила с ней о ее фотографии в «Плэйбое».
— Латойа, чья это была идея, чтобы ты позировала для «Плэйбоя»? — спросила я.
— Моя, мама,— сказала она.
— Не надо, Латойа. Я тебя знаю. Ты же была рядом со мной всю свою жизнь. И позирование для «Плэйбоя» совершенно не соответствует твоему характеру. Зачем ты это сделала?
Тишина.
— Тойа, зачем ты это сделала?— повторила я.
Молчание дало мне ответ, который я и без того знала: это была работа ее менеджера Гордона.
Я поняла, что у нас получится аналогичный разговор, если я спрошу ее о книге. Поэтому я промолчала.
— Тойа, с этого момента не разрешай никому убеждать тебя делать то, чего ты на самом деле не хочешь. Умей постоять за то, во что ты веришь, и проявить силу воли,— сказала я в заключение нашего разговора.
Но, прежде чем повесить трубку, я еще раз напомнила своей дочери, что ей всегда рады дома.