Книги: Mother — Глава 20

Я поняла, как тяжело Майклу быть среди публики, когда во время одного из перерывов в турне «Виктори» мы посетили с ним «Мир Диснея». Слух о том, что суперзвезда Майкл Джексон находится в парке развлечений, распространился по его огромной территории как лесной пожар: прежде чем мы успели сообразить, что происходит, мы уже были окружены морем людей. В конце концов службе безопасности «Мир Диснея» пришлось прокладывать для нас дорогу из парка.
Майклу достаточно было взглянуть на показываемых камерой внутреннего обзора фанов, толпящихся снаружи у ворот в любой час дня и ночи, чтобы вспомнить, что каждый раз, когда он решится покинуть дом, он рискует быть атакованным. Когда же Майкл все-таки решался выйти «туда, наружу», он прибегал к маскировке.
К 1985 году Майкл собрал коллекцию предметов, изменяющих внешность, забавные зубы, выставляющие напоказ большую часть десен, накладные усы, очки, разные шляпы, подкладки, вставляемые за щеки, надувной костюм.
Однажды я была напугана, увидев на кухне толстого мужчину с усами и в шляпе.
— Что вы здесь делаете?— возмущенно спросила я, решив, что этот тип был поклонником, которому как-то удалось проскользнуть мимо охраны.
— Мама, ты меня не узнаешь! — пропищал с восторгом знакомый голос.
Так состоялось мое знакомство с «толстым костюмом» Майкла. Он надевал этот костюм и использовал некоторые предметы для маскировки лица, когда отправлялся на службу в церковь. Однако вскоре он понял, что не всех можно так легко одурачить, как свою мать.
— Знаешь, кто по-прежнему узнает меня? — спросил он как-то, пораженный.— Дети!
Майкл обычно сам водил машину. Он получил водительское удостоверение в 1981 году, в возрасте двадцати трех лет. Сначала он не хотел учиться водить машину.
— Я просто вызову шофера, когда мне нужно будет выбраться,— сказал он, когда я начала «пилить» его по поводу получения прав.
— А представь, что ты находишься где-нибудь и твоему шоферу делается плохо?— аргументировала я.
Наконец он уступил и начал брать уроки. Научившись водить машину, Майкл решил, что ему это все-таки нравится. Первый раз, когда он взял меня и Латойю с собой на прогулку, он отважился поехать вверх до Малхолланд-Драйв — вьющейся дороги в Голливуд Хиллз. Ощущение было ужасное!
— От напряжения у меня ломило шею и болели ноги,— жаловалась Латойа впоследствии.— Я была так напугана!
Я тоже была вся в напряжении. Майкл ехал очень быстро. Кроме того, у него, как, впрочем, и у меня, была привычка подъехать почти вплотную к автомобилю, стоящему впереди, и остановиться.
Майкл стал выезжать один.
— Ты не должен ездить один, — говорила я ему, — Возьми с собой Билла Брэя.
Начав водить, Майкл утверждал, что никогда не выедет на автострады. Он считал их слишком опасными. Каково же было мое удивление, когда однажды он вывез нас на развязку автострады.
Как-то раз в Ван-Найсе его остановил полисмен. Он не узнал Майкла, который был загримирован. «Похоже, что машина краденая»,— сказал он. Майкл вежливо объяснил, что он владелец этой машины. Но офицер сделал по-своему, проверил машину и выяснил, что у Майкла просрочен купон. Не успел Майкл опомниться,, как он уже сидел в тюрьме Ван-Найса! Билл Брэй освободил его под залог. Я даже не знала, что случилось, пока он не вернулся домой.
Но этот случай не очень огорчил Майкла. Он утверждал, что был счастлив узнать, что такое тюрьма. Майкл слишком много работал в последние годы, поэтому мне было понятно его стремление развлечься после турне «Виктори», хотя большая часть этих развлечений проходила дома. Вне дома было беспокойно и небезопасно.
Иногда он любил поиграть в хозяина. Отказавшись от попыток завести друзей своего возраста, он все более тянулся к людям младше или старше его. Майкл выразил свою любовь к детям в словах: «Они не носят масок». Чтобы доставить удовольствие юным гостям, он даже хотел обзавестись кондитерской с содовым фонтанчиком.
Среди юных поклонников Майкла было немало серьезно больных. Они писали ему. За день до визита кого-нибудь из них Майкл сам звонил ребенку и брал у него «заказ» на ленч или кино. Как бы ни был болен ребенок, Майкл всегда оставался веселым во время его (или ее) визита. Но иной раз, когда ребенок уходил, Майкл давал волю слезам.
Если у него был свободный час, Майкл встречался с фанами, дежурившими у наших ворот. Однажды один из охранников передал ему три больших конверта, которые принесли четыре школьницы. Майкл вскрыл конверты и вынул тетрадные страницы. Он был поражен, увидев слова: «Я люблю тебя, Майкл» написанные десять тысяч раз на сто восемьдесят одной странице.
В следующий момент девочки уже сидели в нашей гостиной. Майкл сказал им, что он тронут их вниманием. Спросив, сколько времени у них это заняло (семьдесят два часа), он провел их но комнате трофеев, фотогалерее и заднему двору.
По-прежнему очарованный кино, Майкл особенно любил общество актеров. Одной из первых кинозвезд, с которой он познакомился, была Джейн Фонда. В 1981 году Джейн пригласила его на съемочную площадку фильма «На золотом озере». Вспоминая об этой встрече, Майкл сказал: «Мы просто говорили, говорили обо всем — о политике, философах, расизме, Вьетнаме, актерской игре… Для меня это было лучшим образованием». Он был хорошо знаком со многими другими актерами. Среди них особенно хочется вспомнить Катарину Хепбёрн, Марлона Брандо, Элизабет Тэйлор, Фреда Астэра и Грегори Пека. Все они были гостями Майкла.
Я немного нервничала по поводу того, как пройдет первый званый вечер Майкла. «Он никогда раньше этого не делал,— думала я.— Интересно, как это все получится». Но Майкл оказался хорошим хозяином.
Он тщательно планировал свои обеды. Когда гости прибывали, Майкл провожал их в гостиную, где угощал соками и вином. Затем он показывал им наш дом и участок. После этого все садились за стол. Обед приготавливал повар Майкла. После обеда он показывал только что вышедший в прокат фильм.
Однажды в самой середине просмотра фильма отключилось электричество. Майкл был так смущен, что на следующий день поручил Биллу Брэю купить генератор, с тем чтобы этого больше не случилось.
— Мама, мы всегда рады видеть тебя с нами,— заметил как-то Майкл, давая обед.
Но я отказывалась присутствовать на обедах. Я всегда старалась спрятаться в свою комнату наверху и быть в постели еще до приезда первого гостя.
Но однажды я не успела спрятаться. Без предупреждения Майкл вошел с Юлием Бриннером. В душе я очень рассердилась на Майкла, но перед Бриннером своего недовольства не показала.
Мистер Бриннер оказался очень приятным человеком. Когда они ушли, я больше сердилась на себя за свою стеснительность, чем на Майкла за то, что он застал меня врасплох.
Что меня удивляло в Майкле в этот период? Когда я видела его с Юлием Бриннером, Марлоном Брандо или с кем-нибудь другим, он был мягким, задушевным, зрелым человеком. iHo когда он развлекал своих племянников и племянниц, он становился настоящим ребенком. Директор «В.3.» заметил это лучше других, когда сказал: «Майкл — один из тех последних живущих невинных, которые полностью контролируют свою жизнь. Я никогда не встречал никого, похожего на него».
В 1985 году Майкл работал совместно с Лайонелом Ричи над песней»Мы — это Мир», принимал участие в ее записи. Доход от песни и пластинка был передан в помощь голодающим Эфиопии. В 1986 году «Мы — это Мир» завоевала призы Грэмми как лучшая запись года, лучшая песня года, лучшее поп-выступление дуэтом или группой и лучшее музыкальное видео.
В 1985 году после десятимесячных переговоров Майкл купил на сорок семь миллионов долларов четыре тысячи песен из музыкального каталога «Эй-Ти-Ви», включая двести пятьдесят одну совместную работу Джона Леннона и Пола Маккартни.
Интересно, что именно Пол подал Майклу идею вкладывать деньги не только в искусство, но и в песни. Это произошло во время визита Майкла к Полу в Шот­ландию. Когда Пол показал ему свою коллекцию песен, Майкл поразился ее богатству и… почувствовал вдохновение.
Пол тоже хотел купить каталог «Эй-Ти-Ви», но вышел из торгов задолго до Майкла. Надеюсь, покупка Майкла не повлияла на их дружбу. Обладание каталогом «Битлз» принесло со временем Майклу миллионы ежегодных- прибылей.
Вложение капитала — одна из любимых тем Майкла в разговоре с нами. «Джо Луис заработал кучу денег, а умер нищим. Я не хочу, чтобы это случилось и со мной,— говорил он Джону X. Джонсону, представителю «Джонсон Пабликэйшнз», издателю «Эбени энд Джет».— Не поделитесь ли вы со мной, в чем ваш секрет, как вам удается поддерживать успешный бизнес в течение многих лет?»
К 1986 году работа Майкла стала все чаще уводить его из дома. Он работал совместно с Фрэнсисом Фордом Копполой и Джорджем Люкасом над «Капитаном Ио» — пятнадцатиминутным фильмом «Дйснейлэнда» и «Мира Диснея». Майкл играл роль молодого героя, который приносит свет и красоту на печальную планету, управляемую злобной королевой.
В августе 1986 года он приступил к записи своего следующего альбома. Сочинение песен для альбома было самым серьезным его занятием сразу после окончания турне «Виктори». Я помогала ему в создании одной из тем.
— Я хочу, чтобы ты написал песню с как бы шаркающим ритмом,— сказала я ему однажды, пытаясь напеть то, что было у меня на уме.
— Я думаю, я понимаю, что ты имеешь в виду,— сказал он, кивая.
Неделю или две спустя Майкл сыграл мне песню, которую он написал.
— Это в точности то, о чем я говорила! — воскликнула я.
— Я знаю,— улыбнулся Майкл.
Песня называлась «Ты заставляешь меня почувствовать».
Однако Майкл отказался проиграть мне другие песни, над которыми он работал.
— Пожалуйста, дай мне послушать, пожалуйста, дай послушать,— просила я.
— Нет, мама, подожди, пока выйдет альбом,— отвечал Майкл.— Ты удивишься.
Однако Майкл с удовольствием говорил о своих надеждах, связанных с альбомом. Он ожидал, что новый альбом станет бестселлером всех времен.