Книги: Mother — Глава 13

ДЖЕРМЕН. Я вернулся домой с рыбалки с моим приятелем Барри Уайтом. Зазвонил телефон, это был отец. Он попросил меня прийти без Хейзел. Я понял, что что-то происходит. Когда я вошел в комнату родителей, то увидел на их кровати контракты с «Эпик Рекордз». Так я узнал, что мой отец заключил контракт для «Джексон Файв» с другой фирмой. Поскольку я был женат на дочери Берри Горди, отец и братья, очевидно, считали, что мне нельзя доверять, и не сообщили заранее о намечающемся договоре с «Эпик». Братья уже подписали свои контракты. Отец дал мне мой контракт. «Подпиши»,— сказал он. «Нет»,— ответил я.

С одной стороны, я сочувствовала Джермену. Как муж дочери президента фирмы, которую покидали его братья, он находился в затруднительном положении. Но, с другой стороны, я была очень расстроена и угнетена: это было первое серьезное разногласие в нашей семье.
Прежде чем принять окончательное решение, Джермен долго обдумывал этот вопрос.

ДЖЕРМЕН. Я спросил Хейзел: «Если я пойду со своими братьями, скажется ли это на наших отношениях?» — «Нет,— ответила Хейзел.— Мы поженились по любви, а не из-за бизнеса». Я сам принял решение. Ни Хейзел, ни Берри здесь ни при чем. Но люди в это не верили. Ходило много слухов, что я попался в тиски «Мотаун».

Когда Джермен объяснил Джо и мне, что с его точки зрения он должен быть верен «Мотаун» за то, что она принесла «Джексон Файв» их первый успех, Джо взорвался. «В твоих жилах струится не моя кровь, а Берри Горди!» — закричал он.
Но когда Джермен добавил, что именно мистер Горди «положил мясо нам на стол», заговорила я: «В Гари мы уже ели мясо, и хотя справедливо, что мистер Горди одолжил нам денег, но он получил их обратно сторицей».

ДЖЕРМЕН. Что касается братьев, они, естественно, считали, что я их предал. Они страшно злились на меня.

МАРЛОН. Честно говоря, я уважал решение Джермена. Он поступил правильно, делая то, что считал лучшим для себя. Просто мне не нравилось, как он к этому подходил, и я сегодня могу сказать ему об этом. Мы должны были выступать в штате Нью-Йорк, в Уэстбери. В день представления он сообщил нам, что не выйдет на сцену, потому что так пожелал Берри Горди. Помню, мы сказали ему: «О’кей, если ты считаешь, что так надо, прекрасно. Но мы будем выступать». Мы взяли басиста из оркестра.

В течение первых шести месяцев я была единственной, кому Джермен звонил. Он знал, что я его выслушаю.

ДЖЕРМЕН. В конце концов я уладил свои отношения с братьями. Через какое-то время они согласились выслушать меня, и тогда они поняли, что я их не предал.

Еще одно событие омрачило нашу жизнь в этот период — решение «Мотаун» подать в суд на «Си-Би-Эс Рекордз» и «Джексон Файв» с требованием возмещения двадцати миллионов долларов за уход группы. В своем иске «Мотаун» утверждала, что потерпела убытки, поскольку «Эпик Рекорда» объявила о подписании контракта за девять месяцев до истечения контракта с «Мотаун», что нанесло ущерб продаже альбома «Джексон Файв» под названием «Двигающиеся нарушения».
«Мотаун» кроме компенсации добивалась судебного решения, запрещавшего нам в дальнейшем пользоваться названием «Джексон Файв». Это обеспокоило нас значительно больше, чем ценник на иске. «Как может Берри Горди удерживать наше название?» — наивно спросила я Джо. «Мотаун» включила в договор условие, согласно которому она становилась владельцем названия. Это было написано на контракте мелким шрифтом, и мы этого не заметили — объяснил мне Джо.
Спор с «Мотаун» достиг апогея, когда вице-председатель компании Майкл Рошкайнд пригрозил создать …новых «Джексон Файв». «Мы можем делать с названием все, что захотим,— сказал он.— Вокруг толпятся тысячи «Джексонов». Мы сделали из них пять звезд, обеспечили их собственным домом, заплатили за их образование и целый год работали с ними до их первой записи». Это было жестоко.
«Мотаун» предъявляла нам иск в течение нескольких лет, и лишь в 1980 году он был признан не имеющим оснований.
Никто не переживал уход Джермена из группы так, как Майкл. «С тех пор как мы начали петь, Джермен всегда стоял слева от меня со своим басом,— сказал он одному из репортеров.— И вдруг его не стало. Я долго ощущал пустоту с той стороны».
И тем не менее, когда в первый раз ребята выступали без Джермена на семейном шоу в Уэстбери, штат Нью-Йорк, они заслужили овации. Превосходно пел старые партии Джерменд Марлон. Рэнди «выколачивал смолу» из своих бонго, Майкл пел и танцевал с большим воодушевлением, чем раньше.
Джо, не теряя времени, привез ребят на студию для записи их первого альбома на «Эпик». Компания остановилась на хорошо известных авторах — продюсерах — Кении Гэмбле и Лионе Хаффе. Среди их хитов, пользовавшихся в то время успехом, были: «Если ты меня еще не знаешь», «Бьющие в спину», «Когда я увижу тебя снова».
«Иногда кажется, что они занимаются массовым выпуском боевиков,— сказал Майкл.— Но я так не думаю. Когда они писали музыку для нашего альбома, они уехали в горы на неделю. Для них это было специальное задание!»
Одна из вещей, которые Гэмбл и Хафф сочинили в своем триллере,— «Наслаждайся собой». Ей суждено было стать первым синглом под названием «Джексонз», выпущенным в 1976 году, а также самым выдающимся хитом со времени «Танцевальной машины», вышедшей двумя годами раньше.
В альбом вошли две вещи, написанные не Гэмблом и Хаффом: джазовый «Блюз Эуэй» Майкла и «Стиль жизни» — совместное сочинение Майкла и Тито. Ребята выпустили эти вещи совместно с Гэмблом, Хаффом и еще тремя их коллегами.
Казалось, дела шли неплохо, но «Джексонз» раскупался не так хорошо, как платиновая пластинка «Танцевальная машина». Отзывы прессы на альбом были не из лучших. «Роллинг Стоун», например, сокрушался по поводу «вялых номеров диско и заезженных баллад», в то время как «Хайфайделити» сетовал, что «изобилие Джексонов не легко вписывается в тонкие композиции Гэмбла и Хаффа и что великий Майкл Джексон был низведен до уровня просто еще одного голоса».
Гэмбл, Хафф и ребята вернулись в студию лишь на следующий год. Их второй альбом — «Путешествия» — раскупался еще хуже, чем «Джексонз» (продано всего пятьдесят тысяч экземпляров). Заглавная тема не смогла попасть в первые сорок песен хит-парадов.

ТИТО. Ни с того, ни с сего все вдруг стали говорить, что наша карьера кончилась.

Нам говорили о том, как глупо поступили ребята, уйдя с «Мотаун». Однако нельзя сказать, чтобы «Мотаун» творил чудеса с Джерменом. Его первый сольный альбом после разрыва с братьями — «Меня зовут Джермен»— принес разочарование, несмотря на обещание Берри Горди, что он сделает Джермена суперзвездой. Не имел успеха и сингл Джермена «Давай будем молодыми сегодня ночью». «Может быть, мои мальчики действительно выдохлись?» —думала я.
Но Майкл ни на секунду не сомневался ни в себе, ни в братьях. «Не расстраивайся, мама,— сказал он мне, когда я поделилась с ним своими сомнениями.— Мы еще вернемся на вершину».
У Джо с ребятами был план. Джо и Майкл раскрыли мне как-то этот план. Произошло это в 1978 году на встрече с Роном Алексенбургом, представителем «Си-Би-Эс Рекорда», который подписал контракт Джексо-
нов с «Эпик». План был прост: ребята решили сделать свой третий альбом на «Эпик» собственными силами, без Гэмбла и Хаффа.
Джо и Майкл не требовали от представители «Си-Би-Эс Рекордз» слепой веры в них. Мистер Алексейбург мог уже убедиться в развитии ребят как авторов текстов и продюсеров по двум вещам, которые они написали для «Путешествий»: «Делай, что хочешь» Майкла и Тито и «Леди другого сорта», созданной коллективно. «Леди другого сорта» — танцевальная песня — была особенно многообещающей. В дискотеках она пользовалась большой популярностью. Рой Алексенбург разрешил Джо и ребятам делать то, что они хотели. Он поставил только одно условие: сотрудники Си-Би-Эс Бобби Коломби и Майк Эткинсон должны были наблюдать за работой в качестве исполнительных продюсеров альбома. Джо и ребята согласились.

РЭНДИ. Человек не знает своих возможностей. Похоже, что мы только тогда начинаем прилагать усилия, когда испытываем трудности. Создание своего собственного альбома было большим испытанием для меня и моих братьев.

У ребят не было недостатка в материале. Они писали песни с самого начала своей карьеры. У них также был большой опыт демонстрационных записей своих мелодий у нас дома. А к этому времени Джеки, Тито и Марлон уже построили студии у себя дома.

МАРЛОН. Мы шли на студию с настроением, что мы всем покажем, на что мы способны.

Альбом оказался настоящей коллективной работой. Пять из восьми песен были написаны совместно. Ребята придумали интересный способ «сведения» написанного ими в единое целое.

МАРЛОН. Когда «сведение» заканчивалось, ребята прослушивали то, что получилось, внося необходимые изменения. Мы повторяли этот процесс до тех пор, пока не получали того, чего хотели.

Результатом работы ребят стал альбом «Судьба», вышедший осенью 1978 года. «Это музыка Джексонов,— гордо заявил Марлон «Билборду».— Это то, как мы слышим музыку». Под изображением павлина на задней обложке альбома Майкл написал: «Павлин — это символ того, что мы пытаемся сказать… Павлин — это единственная птица, которая включает в себя все цвета. Она демонстрирует свое огненное одеяние только тогда, когда любит. Это как раз то, что мы пытаемся выразить нашей музыкой — соединить любовью вместе все расы…» Критики хвалили «Судьбу», писали о достижениях Джексонов, их музыкальном совершенствовании. Сначала я беспокоилась: дойдет ли благоприятная информация до покупателей пластинок? Синглы играют решающую роль в продаже альбомов, а между тем первый выпуск «Судьбы» — «Вините в этом Буги», единственная песня альбома, написанная не ребятами, — провалился как поп-сингл.

РЭНДИ. Мы говорили: «Нет, нет, нет, не выпускайте «Вините в этом Буги», замените ее на песню «Трясись (до земли)», написанную мной и Майклом». Но Си-Би-Эс нравилась «Буги», к тому же они, вероятно, все еще не верили в нас.

К счастью, зажигательная «Трясись» стала вторым синглом альбома.

РЭНДИ. Было раскуплено два миллиона экземпляров, порядочная цифра для сингла. Но я думаю, что поп-радио и пресса еще не были готовы к нашему возвращению.

«Судьба», в конце концов, разошлась в таком же количестве экземпляров, как и «Трясись». Пока «Судьба» была в списках популярности, Джексоны завоевы­вали публику в Великобритании, в других странах Европы, в Африке. Это были маршруты их мирового турне 1979 года.
«Какое точное название имеет их альбом»,— думала я, размышляя над их неожиданным возвращением в лучи прожекторов. «Судьба» стала и началом возрождения Майкла как солиста.