Книги: The Golden Truth — Глава 30

Мы с женой полетели в Республику Габон, где позднее встретились с Джермейном, у него там было выступление с Мадам Бонго(Madame Bongo). Она была женой президента Габона и одновременно певицей с собственной группой и звукозаписывающей студией. Ее пластинки выпускались во Франции.

Полет был очень интересный, потому что на борту все время играла африканская музыка. Правда, нам понадобилось 6 часов на прохождение таможни, потому что с нашей визой что-то было не в порядке.

В Габоне говорят на французком языке, Джермейн прекрасно им владеет. Поэтому ему там было легко общаться с людьми.

Стены и пол с нашем отеле были из мрамора, на стенах было множество вырезанных из дерева африканских фигур, которые мне очень понравились. Особенно красивой была терраса, где мы обедали. Кэтрин очень удивлялась тому, что многие европейские женщины загорали у бассейна топлесс. Еще больше ее изумило, когда одна из тех женщин поднялась и ходила кругом в таком виде.

Когда я путешествую с моей женой, она всегда проводит ужасно много времени в ванной комнате. Зато уж когда она оттуда выходит, она прекрасна, как Царица Савская! Все безупречно. А если я делаю ей комплимент, она только улыбается.

Нам очень понравилось в Габоне. Мы жили прямо на пляже, и погода была очень хорошая. Все кругом зеленое, потому что дождь идет относительно часто, и страна сравнительно богатая. В любом случае, там можно лучше провести зиму, чем на Гавайях или в Мексике, где проводят отпуск многие американцы.

Когда Джермейн появился в аэропорту Габона, его ожидала такай огромная толпа, что службе безопасности должна была их сдерживать. Все выкрикивали его имя, его там очень любят. Мадам Бонго забрала его, она тоже казалась очень популярной.

Во время нашего пребывания мы совершали прогулки в буш, там очень плохие дороги. Мы с Джермейном ехали на джипе с полным приводом, а Кэтрин сидела в мерседесе. Я думал, мерседес застрянет в этой непроходимой местности, но к моему удивлению он благополучно проехал.

По дороге из города мы проезжали мимо рыночков, расположенных по обочинам, люди продавали там кокосовые орехи, бананы, дыни и всевозможные сорта овощей. Мы остановились, и я видел такое, чего я никогда раньше не видел. Один человек, к примеру, продавал жареных на гриле змей. Это было очень странно, но люди подходили и ели их.

Сафари было замечательное, к тому же люди в деревне были очень дружелюбными. Каждый кланялся и махал нам рукой.

Но в отеле дела обстояли иначе. Я заметил, что белые ведут себя не слишком дружелюбно по отношению к черным, и спросил другого гостя, в чем тут дело. Он объяснил мне, что белые в Габоне считают себя лучше черных, и когда напиваются, говорят о черных такое, из чего можно заключить, что они ощущают свое превосходство.

Я сопровождал Джермейна на репетицию концерта. Это было так хорошо – видеть его на сцене, и как он работает с бэк-вокалисткой. Мне это напомнило старые времена, когда я разьезжал по свету со своими сыновьями. Мне также понравилось, как он пел, и я знал, что это будет фантастическое шоу.

Концерт действительно был очень интересный. Там было приблизительно 30 тысяч человек, мы сидели в первом ряду рядом с семьей Бонго. Первая леди Габона ездила в Лос-Анжелес, чтобы ангажировать певцов и музыкантов, которые выступали в этом концерте вместе с ее африканской группой. Она исполняла песни со своего последнего альбома, спродюсированного в Париже, а потом она вывела на сцену Джермейна. Во время первой песни она представила Кэтрин и меня. Публика поприветствовала нас.

На Джермейне был черный пиджак с серебряными узорами, он отлично выглядел. И пел он очень хорошо. Его первая песня была «Do what you do», и ему хлопали стоя.

Потом он взял гитару и исполнил «Let`s get serios», и мне почти показалось, как будто Джермейн стоит там сверху и сейчас объявит The Jacksons.

«Let`s get serios(and fall in love)» была большим хитом Джермейна, и я по-прежнему считаю, что это хорошая песня. (Эту песню и одноименный альбом помогал делать Стиви Уандер, и в 1979 она номинировалась на Grammy- комментарий Crista). Мне нравиться, как Джермейн ее подает и играет при этом на гитаре. Кроме того, у этой песни, над которой ему помогал работать Стиви Уандер, действительно хороший текст.

Еще одна песня Джермейна, которая мне очень нравиться – его хит «Dynamite», отличный номер в быстром темпе.

После концерта президент Габона и его семья устраивали прием в нашем отеле. Их старшая дочь живет в Париже, но у нее и в Габоне есть чудесный дом на море. Мы оживленно общались и легли спать только на заре. К нашему величайшему сожалению, на следующий день мы должны были снова уезжать, и вся президентская семья сопровождала нас в аэропорт.

Джермейн после возвращения из Африки поехал прямо в студию в Атланту. Он записывал со своими продюсерами L.A. Reid и Babyface очередной сольный альбом. Оба великолепные продюсеры, они и с The Jacksons тоже работали.

Джермей чудесный исполнитель баллад. И я говорю это не потому что он мой сын, а потому что это правда. Баллады он поет просто безупречно.

Кстати, в Габоне я встретил одного из двойников Майкла Джексона. Он на самом деле был немного похож на Майкла и мог исключительно похоже повторить его движения на сцене. Таких имитатотов мы видели везде, в каждом городе, и мне нравиться, что столько людей пытаются подражать моему сыну. Это значит, что они высокого мнения о нем.

У Джексонов много фанатов в Габоне. Я надеюсь, что когда-нибудь мои сыновья снова выступят в Африке, они не были там целую вечность.

В январе 1992 года президень Габона пригласил и Майкла. В тот момент он, к сожелению, не смог принять приглашения, но все же посетил страну несколькими месяцами позже во время своего турне «Come back to Eden». На улицах его приветвтвовали более 100 тысяч людей. Омар Бонго вручил Майклу почетную медаль, которую ранее получали только большие политики вроде Нельсона Манделы.

Потом Майкл отправился в Кот`д`Ивуар, в город Кринджабо (Krindjabo)рядом с золотым прииском, где местный вождь Амон Нджафок (Amon N`Djafok) объявил его почетным «Королем народа Сани». Во время церемонии один из членов племени вручил Майклу пурнурную мантию с золотыми полосами и синим и зеленым узором. Они также надели ему на голову корону, она выглядела как большая черная шапка с нашитыми золотыми монетами довольно большого размера. Сверху на короне сидела золотая баранья голова.

Затем Майкл подошел к старейшинам племени и сел на золотой трон, и одетые в белое женщины развлекали его танцами. Женщины благословили Майкла и помолились дереву, символизирующему силу и власть, о защите для него.

Прежде чем оставить Кот`д`Ивуар, Майкл посетил столицу Ямусукро. Там он осмотрел самую большую в мире церковь. Потом он полетел в Танзанию и Каир. В Танзании в то время как раз выпустили марки с его портретом. А его футболки и постеры и так вездесущи.

Некоторые журналисты из „Ebony“ сопровождали Майкла в его африканском туре, и в разговоре с ними он сказал кое-что, что очень хорошо резюмирует, почему он так любит детей:

«Дети преисполнены любви, они не распрастраняют сплетен, они не жалуются…они просто искренни…У них нет предрассудков и они не судят тебя по цвету кожи…Это проблема взрослых: они разучились быть детьми. К тому же это так вдозновляет – смотреть на вещи глазами ребенка. Это важно для любого человека исскуства, не имеет значения, пишет ли он песни, скульптор он или поэт».