Книги: The Golden Truth — Глава 25

В начале 80х я подумывал о том, чтобы снова послать моих мальчиков на гастроли. Я мечтал еще раз слетать с ними в Африку. Так что я начал расспрашивать, кто мог бы организовать такое турне. Через некоторое время мне сказали, что я обязательно должен познакомиться со знаменитым боксерским промоутером Доном Кингом. Вскоре я получил приглашение на вечеринку для прессы, которую устраивал Дон по случаю какого-то боя.

Я никогда не забуду встречи с Доном в этот вечер. Он был одет в черный смокинг и белую рубашку с рюшами. Пока я подходил к залу, я уже издали услышал его голос. Он сидел за своим столом, между пальцев, на которых сверкали бриллианты, он держал толстую сигару. На меня он произвел сильное впечатление.

После этого я еще интенсивнее обдумывал турне по Африке, но чтобы воплотить что-либо подобное, надо было иметь возможность это финансировать. Поэтому в течение нескольких заседаний я разработал идею — привести выступать на телевидение всю семью Джексонов, чтобы продвигать не только Майкла, чья карьера тогда бурно развивалась, но и всех моих детей, которые ни в чем не уступают ему в таланте. Также прежде всего должны были развиваться проэкты других моих сыновей, при которых содействие Майкла не было необходимо.

Я продолжал собирать идеи, как мы могли бы осуществить это турне, тем более что я понял, что некоторым моим мальчикам срочно необходимы деньги, которые они могли бы на этом заработать. А я всегда хотел помочь моим сыновьям.

Еще одна мысль, занимавшая меня в это время, было мое желание помочь Ла Тойе записать второй альбом, и я искал подходящего продюсера. В то же время я продолжал быть менеджером The Jacksons, и мы постоянно были в дороге. „Thriller“ как раз вышел, и была еще куча вещей, о которых я должен был позаботиться. Как бы то ни было, я проводил существенно больше времени на работе, чем дома.

Я тогда владел 2мя фирмами: Joseph Jackson Productions и Joseph Jackson Management. У мальчиков и Ла Тойи был контракт с Joseph Jackson Management, у Джанет с Joseph Jackson Productions.

Когда А&M Records выдала Джанет аванс за второй альбом, моя фирма смогла заплатить гонорар Джанет и еще некоторые оставшиеся счета. У меня была только очень небольшая пауза, потому что я сразу же снова сконцентрировался на запланированном турне.Однако для этого я должен был сначала переговорить с Доном Кингом.

Я и мои люди начали разрабатывать различные концепции. Вскоре они были готовы, и я мог назначить заседание с адвокатами и финансовыми советниками моих сыновей. Совместно мы разработали план, но к сожалению обнаружили, что у нас был серьезный повод для беспокойства. Последнее турне братьев Джексон принесло не так много, как было запланировано. Хотя оно и было успешным, в конце каждый мой сын получил относительно небольшую сумму. Однако в новом турне мои мальчики должны были получить столько денег, сколько они заслуживали. И новый план определенно для этого не годился.

Дон и я сошлись на 100 миллионах долларов за Victory Tour. В него входило 40 концертов. Моим сыновьям все же не удалось уговорить всех их юристов и поэтому дело не выгорело.(Позже мы поехали в турне за меньшие деньги).

В то же время, когда мы голову себе ломали над разработкой плана гастролей, Майкл начал раскручивать свой сингл «Billie Jean», выпущенный с его нового альбома «Thriller». По непонятным мне причинам его звукозаписывающая компания не верила, что успех «Off the wall» можно повторить, не говоря о том, чтобы превзойти. Но я знал, что «Thriller» великолепная пластинка, и неожиданно для звукозаписывающей фирмы, публика тоже сходила по ней с ума.

Теперь я действительно должен был постараться найти того, кто будет промоутером этого тура. Среди всех наших планов для этий гастролей был один, составленный знаменитым концертным промоутером Биллом Грэхемом и его партнером Фрэнком Руссо (Bill Graham, Frank Russo). Мы с Руссо нравились друг другу, и прежде всего ему нравились мои сыновья. Но Чак Салливан (Chuck Sullivan), который работал вместе с Доном, его не переносил, и это было трудно – организовать турне, если сталкиваются 2 таких сильных личности. Поэтому ничего не получилось.

Я сделал выбор в пользу Дона Кинга. Многие люди критиковали мое решение, они считали, что Дон хорош как устоитель боксерских поединков, но у него нет никакого опыта в шоу-бизнесе. То же самое касалось и Чака Салливана. Кое-кто из адвокатов моих сыновей выражал мнение, что он знает как организовывать футбольные матчи, но никогда еще не имел дела с концертами.

Но мне было все равно. Продавец есть продавец, он может продать все что угодно. И задача промоутера, о каком бы мероприятии не шла речь – заполнять залы. Так что мы стали партнерами и вместе поставили на ноги Victory Tour. И знаете что? Я оказался прав. Дон висел не телефоне и работал день и ночь, 7 дней в неделю, чтобы заполнить концертные залы в каждом городе.

В итоге мы заработали на этом турне много денег, но и проблем у нас было много. Организовывать эти гастроли было нелегкой задачей. Я хотел вывести на сцену всех моих сыновей, и некоторые из них требовали за это слишком много денег. Кроме того, Майкл был измучен.

Он тогда ужасно много работал, но Майкл ведь трудоголик. Он постоянно работает над своей музыкой и танцами. Хотя он один из лучших в мире артистов – и как его отец я даже осмелюсь предположить, он самый лучший – он по-прежнему занимается танцами каждое воскресенье по 3 часа. Само собой, мы очень хотели, чтобы он сопровождал братьев в этом турне.

Во время подготовки к туру стремительно распрастранился слух, что The Jacksons заработают состояние во время этих гастролей. Из-за этого всевозмозжные типы торчали под нашими дверями и пытались урвать у нас хоть сколько-нибудь для себя. Мы с Доном не успевали защищаться от них.

Дон быстро заметил, что это турне потребует всего его внимания, и он не сможет параллельно заниматься боями. Несмотря на его горячее участие и помощь, пресса яростно его атаковала.

Они не стеснялись в средствах, чтобы уничтожить его, и для начала они хотели уничтожить хорошую репутацию бизнесмена. Репортеры сообщали, что он был осужден за убийство в драке, и сделали из этого сенсацию. Я знал об этом задолго до того, как до этого докопалась пресса. И я предвидел, что на него начнут нападать таким образом, чтобы лишить его работы – речь все-таки шла о миллионах.

Согласно этим сообщениям, Дон давным-давно одолжил денег одному типу, но назад их так и не получил. Когда он с ним об этом заговорил, началась ссора, которая переросла с драку. Дон убил того человека, но он никогда не намеревался этого делать. Очевидно, суд тоже так думал, ведь иначе его приговорили бы просто за убийство, а не за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств. Кроме того, не Дон ударил первым, и по-моему, это был классический случай самообороны.

Дон был очень огорчен тем, что эта история так плохо закончилась, и он рассказал мне, что он тогда поклялся, в будущем решать подобные споры только с помощью слов и никогда кулаками. И он сдержал свою клятву.

Но те люди, завидовщие, что он работает нашим концертным промоутером, должны ведь были что-то выдумать, чтобы вытеснить его в этой позиции, и таким образом они сконструировали Дону преступное прошлое и уговорили Майкла, чтобы он не ехал с нами в турне, пока Дон тоже в нем участвует. Они представили всю историю в искаженном виде, и я впервые понял, какую силу имеет пресса.

Я провел долгий разговор с моим сыном и объяснил ему, из каких побуждений эти люди уничтожили репутацию Дона, и что он должен подумать, как важно для The Jacksons его участие в этом турне. Майкл такой же, как я. Он не принимает необдуманных решений, и так было и в этот раз. Он долго раздумывал над моими словами и в конце концов решил присоединиться к нам. Я вздохнул с облегчением. Так как я никогда не говорил Майклу, как много для меня значило его участие в турне, я надеюсь, что он прочтет эти строки.

Конечно, я понимал, что эти гастроли были тяжелой нагрузкой для Майкла, как физической, так и психической. Он сильно переутомлялся, был просто изможден, потому что его чрезвычайно успешная карьера отнимала все его время. Продажи его альбомов побили все рекорды, и он посещал бесчисленное множество различных деловых встреч.

Но Майкл сильный, он смог выполнить все свои обязательства и не обессилеть. Огромный стресс сказывался и на его личной жизни(я уверен, он с удовольствием имел бы побольше свободного времени, чтобы встречаться с женщинами), но тем не менее он вовремя являлся на все всречи, о которых договаривалась его звукозаписывающая компания, а потом он еще и принял участие в одном из самых напряженных турне в американской музыкальной истории.

Невозможно описать, как я радовался тому, что собрал всех своих сыновей для Victory Tour. Для меня это было что-то вроде моей личной победы, потому что я столько работал над этим, а теперь и Майкл согласился ехать с нами. Чего еще я мог требовать!

Я также очень благодарен моему сыну Джермейну за помощь. Он одобрял то, что Дон был нашим промоутером и тесно с ним сотрудничал. Майкл-то был слишком занят, чтобы еще и нас поддерживать, но Джермейн, который тоже работал над сольной карьерой, нашел время, чтобы создать нечто необычное для себя и своих братьев. Я надеюсь, они благодарны ему за это, ведь он существенно способствовал успеху этий гастролей.

Первоначально я хотель видеть в этом турне всю семью, и дочерей тоже, но это к сожалению не получилось. Тогда и Джанет, и Ла Тойя работали над своими пластинками, и я думал, они с удовольствием поехали бы вместе с нами. Но потом кто-то вбил себе в голову, что вместо Джанет должна выступать Стейси Латтисо(Stacey Lattisaw). Я не мог этого понять. Некоторые братья, чьи имена я не хочу здесь называть, не хотели видеть рядом собственных сестер. Хотя Дон, также как и мы с Кэтрин, были на стороне Джанет, мы не смогли убедить мальчиков.

Стейси может и хорошая певица, но она не из нашей семьи, и несмотря на многообещающий старт, в итоге она не оправдала возложенных на нее надежд. В противоположность к Джанет! Посмотрите, чего она добилась сегодня! Но тогда Джанет была еще неизвестна, и я мог сколько угодно уговаривать – ее братья не хотели ее поддерживать.

Я полагаю, Джанет была сильно задета, Ла Тойя не показывала этого, но она тоже наверняка обиделась. Но все же обе девочки очень профессиональны. Они преодолели свое разочарование и продолжали работать над своими альбомами.

После того как мы уладили эту ссору, появилась еще одна проблема. Некоторые советники моих сыновей потребовали, чтобы Дон, если он и дальше хочет заниматься нашими гастролями, внес им на хранение 3 миллиона долларов, иначе он не может продолжать. Они придумали этот план, потому что не верили, что Дон сможет достать такие деньги.

Наверно, кое-кто был очень удивлен, когда Дон на следующий день предъявил нужную сумму! Он так верил в успех нашего турне, что взял кредит в Chase Manhattan Bank. Моя ассистентка позвонила мне, чтобы сообщить, что Дон располагает деньгами и хочет подписать контракт в отеле Beverly Wilshire. Это был тот еще денек!

Но это было только начало. Мы с Доном уже запланировали наши следующие шаги. Мы решили, что Pepsi Cola должна стать спонсором тура. Сейчас это звучит нормально, но до нас еще никому не удавалось получить поддержку подобной фирмы. По крайней мере не с том размере, как мы планировали. Pepsi, вероятно, посчитали нас сумашедшими, когда мы вошли и попросили 5 миллионов долларов. К тому же Дон, который любит произвести впечатление, подъехал на белом лимузине и на нем была белая норковая шуба до пят – обалдеть!

Рассматривая эти события из нашего времени, все кажется очень простым и логичным, но тогда спонсорство такого маштаба при музыкальных мероприятиях было нечто абсолютно необычное, и никто не верил, что Дон и я сможем воплотить наши планы в жизнь. Нас считали просто психами. Но у меня всегда была своя голова на плечах, уже тогда, когда я в Гэри мечтал сделать моих детей знаменитыми, и я привык, что меня считают чокнутым. Я не падал духом – если я что-то задумал, я не успокоюсь, пока не добьюсь своего. К счастью, Дон Кинг похож на меня, я мы были хорошей командой.

В любом случае мы заключили эту сделку, и это была наверное самая крупная сделка со спонсором в американской музыкальной истории. Уверен, мне не нужно добавлять, что во время турне The Jacksons принесли фирме солидное увеличение прибыли.

Многие пытались вставлять нам палки в колеса, потому что они сами хотели подзаработать на Victory Tour. Чего они только не придумывали, но со временем все их штучки устарели как плохие анекдоты.

К примеру, адвокаты прислали Дону письмо, в котором ему запрещалось разговаривать с моими сыновьями. Одновременно мы с Кэтрин получили официальную бумагу, в которой нам разрешалось разговаривать в нашими мальчиками(потому что дети ведь хотели, чтобы мы и дальше занимались этими гастролями). Можете себе это представить?

Потом появилось еще одно препятствие. Человек, контролирующий многие большие стадионы в Соединенных Штатах, вдруг потребовал пол-миллиона долларов предоплаты, за то чтобы The Jacksons могли на этих стадионах выступить. Т.к. мы конечно, хотели, чтобы они выступили в больших городах, где их все смогут увидеть, волей-неволей пришлось платить – на этот раз это взяли на себя мои сыновья.

6 июля 1984 года Victory Tour наконец-то начался. Первый концерт состоялся в Канзас-сити на Arrowhead Stadion, перед 43мя тысячами кричащих и свистящих фанатов.

В начале шоу на сцену вышли огромные, наводящие ужас создания – кретоны, они выглядели как инопланетяне из фильма «Чужой». Их появление сопровождала зловещая музыка. Они были так уродливы и внушали такой страх, что маленькие дети начали кричать – даже мои внуки их испугались.

В лежащий на сцене камень они воткнули меч, который затем был освещен всеми цветами радуги. Низкий голос объявил через громкоговорители, что «тот, кто вытащит этот меч, будет царствовать долгие годы. Но кто это будет?». Один за другим вперед выступали члены нашей команды, одетые рыцарями, и пытались присвоить оружие, но никому это не удалось.

Наконец, к камню подошел Рэнди, и когда он без усилий вытянул меч, меч засверкал. Он взял его и убил кретонов, которые хотели на него напасть. Потом он взобрался на камень и прокричал: «Пусть весь мир поднимется на защиту королевства».

Вся сцена превратилась в космический корабль. Ненадолго стало темно, после все было залито ярким светом, и из глубины медленно поднялась палуба, на которой можно было схематично различить 5 фигур.

Один за другим они спускались по ступенькам, и когда они встали на сцене, их лица тоже осветились, так что зрители могли узнать, кто перед ними. Мои мальчики сняли солнечные очки и стояли там, одетые в пеструю футуристическую униформу. Толпа тем временем так разбушевалась, что я боялся, они разнесут сцену.

Пока толпа еще свистела и кричала, музыка стала совсем тихой. Наступила тишина, и тогда каждый из братьев поднял руку. И вдруг – баммм! – музыка снова включилась, и The Jacksons начали с «Wanna be startin` somethin`». Зрители неистовствовали и кричали еще громче, чем раньше.

Следующая песня была «(The) things i do for you». Во время песни Рэнди танцевал за своими конгами и выходил с сольным номером.

После быстрой версии «Off the wall» Майкл пес свой хит «Human nature», затем последовал хит The Jacksons «Heartbreak hotel». Когда Майкл пел «She`s out of my live», стало немного поспокойнее. На «Let`s get serios» снова выступили все Джексоны. Джермейн пел и играл на басу, Рэнди во время этого номера играл на клавишах, и Тито как всегда на гитаре. Потом Джермейн пел следующую песню, которую он посвятил Джеки, он к сожалению не мог участвовать из-за травмы колена. Потом шла «Tell me i`m not dreamin`», при этом Майкл вышел на втором припеве и пел вместе с ним. Их голоса чудесно гармонировали друг с другом.

Потом все братья запели попурри из песен Jackson 5. Наверно, среди публики сидело много людей постарше, потому что их восторг был огромен, и многие подпевали. После нескольких хитов, «I want you back», «(Stop!)The love you save(may be your own)», и «I`ll be there» был короткий перерыв, и они побежали за сцену переодеваться. Вскоре они появились снова, Майкл в блестящем космическом скафандре и Рэнди в короткой рубашке без рукавов, и они спели на бис, после того как публика громко потребовала, «(You got me)Working day and night».

Следующим номером на сцену вышел громадный паук на электронном управлении, который попытался съесть Майкла. Паук наклонился над ним, Майкл хотел убежать, но паук охватил его своими лапами. Потом он вновь вернулся на свое место на палубе, а Майкл остался лежать на сцене как мертвый. Его подняли на стол, накрыли простыней, и он исчез как по волшебству. А через несколько секунд он снова стоял на сцене, на этот раз в красно-серебряной куртке, и пел со своими братьями «Beat it», при этом к ним присоединился Эдди Ван Хален со своей гитарой.

Потом Майкл накинул черный пиджак и надел свою черную шляпу, чтобы петь «Billie Jean». Он также исполнил свой ставший знаменитым танец, moonwalk. Майкл закончил песню несколькими быстрыми поворотами и прыжками – знак для группы запевать «Shake your body». Марлон подошел к краю сцены и кричал толпе: «Как вы там?» и побуждал их хлопать руками над головой.

На этом шоу закончилось. Мои мальчики поклонились и помахали рукой на прощанье. Потом они один за другим покинули сцену.

К нашей радости, рецензии были отличные. Этот вид прессы мы любили. В течении следующих 5ти месяцев The Jacksons изъездили все Соединенные Штаты. Джеки хотя и репетировал вместе с братьями, все же не смог участвовать в оставшихся концертах из-за своей травмы. Последнее представление они дали в Лос-Анжелесе на Dodger Stadion. 6 концертов один за другим были распроданы.

На одном из концертов в Лос-Анжелесе дождь лил как из ведра, но ни для фанатов, ни для The Jacksons это ничего не значило – представление продолжалось нисмотря ни на что, и все зрители остались сидеть на своих местах. Каждый вечер после концерта над стадионом устраивали великолепный фейерверк.

Дон, Кэтрин и я все это время были рядом и заботились о том, чтобы мальчикам платили за их работу. Во время Victory Tour они зарабатывали больше, чем когда-либо в своей жизни. Для меня это турне символизировало объединение всех братьев Джексон. Это всегда было моей самой заветной мечтой: видеть моих детей вместе на сцене.

Конечно, это было трудно, справиться с такими гастролями. Концертный менеджмент – не для новичков в этом бизнесе. Но я в свое время организовывал столько туров, что я знал, как мне преодолеть этот ужасный стресс. С этим не каждый справиться сразу.

Так что это было очень напряженно. Но были также и кульминационные моменты, как например в Чикаго, когда к нам за кулисы зашли The Chi-Lites. Это посещение воскресило в памяти многие старые воспоминания о том, как начинались Jackson 5. Я был очень рад их видеть.

К концу турне The Jacksons выступили перед более чем 2мя миллионами фанатов, и мы установили новый рекорд, потому что получили более 50 миллионов долларов.

Я с удовольствием сразу же продолжил бы Victory Tour за границей, в конце концов именно для этого мы репетировали 3 месяца подряд.

Но позже Майкл поехал в мировое турне один. Вместо своих братьев он нанял чужих музыкантов, которые хотя и танцевали как The Jacksons, но это было не то. Вся разница была с том, что он выходил на сцену не со своими братьями. Поэтому шоу не было даже отдаленно таким хорошим, как в США, потому что Джексоны только тогда великолепны, когда выступают вместе.  Я так хотел видеть Майкла, Джермейна, Джеки, Тито, Рэнди и Марлона в мировом турне. Но Майкл все-таки сделал это один, что я считал нечестным с его стороны, потому что в конце концов Соединенные Штаты он покорил вместе со своими братьями. Но Майкл выступал так хорошо, как мог.

Я все еще хочу, чтобы мои дети выступали вместе по всему миру. Они должны понять, что семья самое главное в жизни. Твои братья и сестры всегда остануться твоими братьями и сестрами, и родители навсегда остануться твоими родителями. Другие люди приходят и уходят, но семья остается.

Я хотел бы немного рассказать о том, что Pepsi Cola сделала рекламные ролики с Майклом. Первоначально мы с Доном выторговали эту сделку для всех мальчиков, дополнительно к спонсорству тура. Все мои мальчики должны были сделать рекламу для этой фирмы. Почему-то мои сыновья так и не смогли договоритья между собой, и в конце концов ролики были сделаны только с Майклом (насколько я помню в 2х роликах Pepsi можно видеть их всех — комментарий Crista). И он заработал на этом столько денег, сколько до него не зарабатывал ни один артист.Я не могу Вам здесь сказать, сколько он за это получил, но по тем временам это было состояние. С тех пор другие артисты тоже зарабатывали на рекламе большие деньги, но Майкл был первым, при ком это приняло такие размеры. Сделка Майкла и Pepsi вошла в историю.

Не забывайте о том, что я всегда был менеджером у моих мальчиков, более 20ти лет, сначала у Jackson 5, затем у The Jacksons. С первых репетиций у нас дома в Гэри, в 1962ом, когда они подписали их первый контракт со Steeltown, второй контракт с Motown , и третий с Epic, я был их менеджером.

Я репетировал с Джермейном, Тито и Джеки с 1962, а в 1964 к группе присоединились Майкл и Марлон. 3 года подряд до 1967, мы с мальчиками тяжко трудились, пока они наконец не заключили контракт со Steeltown. И я присутствовал при записи каждой песни в Motown с 1969 по 1975 год. Я сопровождал и контролировал сотни сеансов звукозаписи.

С 1963 года я ездил с моими сыновьями из города в город, из штата в штат, а позднее из страны в страну. Как меденжер, я заботился о том, чтобы они регулярно репетировали, чтобы их костюмы были готовы, и чтобы они вовремя везде успели.

Когда они были еще несовершеннолетними, я заведовал их выручкой и вкладывал для них деньги, или инвестировал в недвижимость. Многие часы я провел на улице, сопровождая моих сыновей на каждое выступление, и заботился о том, чтобы они вовремя вернулись в гостиницу. Я не позволял моим детям шляться ночью одним по улице.

С моим медеджментом и под моим руководством они записали 6 песен для Steeltown, как Jackson 5 около 13 альбомов для Motown – вообще-то больше 20ти, если посчитать все сборники и антологии – и 6 альбомов для Epic как The Jacksons. Я также работал на Майкла как менеджер, а позднее как ко-менеджер при его первых 8ми сольных пластинках, включая «Off the wall» и «Thriller». Я был менеджером Джермейна при его 2х первых сольных альбомах, Джеки и Джанет при их первых пластинках (у Джанет первые 4 альбома были произведены под руководством моей фирмы), и Ла Тойи при ее первых 3х пластинках. И я помогал Ребби с ее продукцией.

Я не могу сосчитать, сколько у нас было совместных шоу и туров. Как менеджер наших детей я побывал с ними во всем мире. Более 20 лет моей жизни я вел дела Джексонов. Летом 1983 года мой контракт менеджера был официально закончен, но несмотря на это я летом 1984 года поставил на ноги еще и Victory Tour. Моя семья и я, мы писали историю музыки.