Книги: The Golden Truth — Глава 24

Я получил приглашение от правительства Омана. Тогда как раз был кризис в Бейруте, и мои тамошние партнеры не хотели, чтобы я летел на Ближний Восток. Т.к. я все-таки никогда там не был, я решился на это путешествие.

На пути туда я наблюдал сверху египетские пирамиды – впечатляющий вид. Весь этот долгий перелет персонал относился ко мне очень внимательно, наверняка потому, что они меня узнали.

Когда я вышел из самолета, ко мне подошел мужчина в длинном одеянии и сказал на прекрасном английском: «Мистер Джексон, меня зовут Абдул. Я здесь для того, чтобы сопровождать Вас при переходе таможни». Это было мило с его стороны, потому что вместе со мной вышло очень много народу.

Он отвез меня на лимузине в гостиницу, пока мы туда ехали, я заметил, что на улицах изумительная чистота. Отель был прекрасный, и я с восхищением рассматривал богатую обстановку. В моей комнате, с прекрасным видом на море, меня ждали цветы и корзина с фруктами, к ней была прикреплена карточка с надписью:«Добро пожаловать в Оман. Мы рады приветствовать Вас в нашем отеле. Пожалуйста, обращайтесь к нам по любому вопросу.»

Немного погодя за мной зашли, чтобы показать город и отвезти куда-нибудь поесть. Все были исключительно вежливы и дружелюбны.

После еды мы поехали на дискотеку, люди там как раз танцевали под «Shake your body (down to the ground)». Меня порадовало, что и в Омане танцуют под музыку моих сыновей. Толпа фанатов окружила меня и расспрашивала о моей семье, а один ди-джей пригласил меня в свою передачу на радио. Конечно, я с удовольствием согласился, это был подходящий случай для раскрутки The Jacksons. Он заверил меня, что группу всегда будут рады видеть в Омане с концертами.

Во многий домах в Омане есть огромные залы для торжественных приемов, и некоторые шейхи устраивали праздники в мою честь, на которых всегда играла музыка The Jacksons. Я также посетил много концертов, хотя иногда музыка была громковата для меня. Еще я был приглашен одним из членов правительства на обед у него дома. После этого о моем посещении сообщили в местной прессе.

В общем и целом я провел в Омане 2 недели, затем полетел в Бахрейн и под конец в Абу-Даби.

Вскоре после моего первого путешествия в Оман Джермейн и Ребби давали там концерты. Незадолго до концертов у Ребби был большой хит в США, «Centipede», написанный и спродюсированный Майклом,который был выпущен на сингле с ее сольного альбома на CBS (сегодня Sony).

Чтобы продвигать сингл, нужно было снять видео, и Ребби вбила себе в голову, что она хочет, чтобы в съемках участвовал настоящий тигр. Ну, тигра достать удалось, но операторов заранее не предупредили, поэтому все конечно очень нервничали, когда вдруг по площадке во время съемок забегал тигр. В клипе также появлялась кобра, и это напугало людей еще больше. К счастью, обошлось без инцидентов и все прошло хорошо.

Сингл вскарабкался на второе место, и Ребби поехала на гастроли в Европу, Японию и Ботсвану. Потом она отправилась на Ближний Восток, где выступала в Абу-Даби и Бахрейне. Джермейн, кстати, тоже пел там в ее шоу. У него много друзей на Ближнем Востоке, которые приглашают его снова и снова у них выступать.

Тем временем Ребби выпустила на лейбле Майкла, MJJ, свой 4й альбом, «Yours faithfully»  (в 1998, пока последний – комментарий Crista). К сожалению, он никогда по-настоящему и не рекламировался, но на нем есть несколько хороших песен. Над одной из них, «You take me places», работал музыкант, который много лет сотрудничал с Майклом, Брайан Лорен(Brian Loren).

Песня, к несчастью, плохо смикширована, потому что отдел A&R на MJJ принудил Брайана сделать новую аранжировку ударных. В исходной версии было значительно лучше, и если честно, я считал, что это неправильно – указывать Брайану, который уже

работал с такими звездами как Стинг, какие аранжировки он должен делать для своей музыки.

Раньше такого не было. Много лет назад продюсер Джон Хэммонд (John Hammond) рассказывал, что никто не вмешивался в запись, когда он начал финансировать таких джазовых певиц, как Билли Холидей. Пластинки не продавались такими огромными тиражами как сегодня, и поэтому никто со звукозаписывающей фирмы не вмешивался. Таким образом джазовые музыканты, с которыми работал Хэммонд, могли играть свободно. Но в наши дни все должно быть заново смикшировано и аранжировано, пока не станет коммерчески приемлимым, не считая разве только рэп-лейблов вроде Priority records, которые предоставляют своим артистам большую творческую свободу.

Кроме этого меня разозлило, что MJJ так и не выпустило на сингле мою любимую песню с альбома Ребби. Ребби поет простой, но очень красивый дуэт с Майклом, который его и написал. Там есть строчка: «Не позволь, чтобы я улетел». Майкл написал эту песню после того, как против него были подняты все эти обвинения. Мне кажется, он хотел этим сказать, что ужасные слухи не заставят его уйти из шоу-бизнеса. В то же время он говорит своей сестре, что она тоже не должна «улетать» (кавычки мои– комментарий Crista), а снова попробовать свои силы как певица, хотя она уже давно вышла из игры. Как раз это она и делает. Она продолжает записываться и давать концерты.

Раз уж я как раз рассказываю о Ребби: на Рождество 1999 года она выступала в Лас-Вегасе. У нее было по 3 шоу за вечер в зале «Meridian». Я смотрел это шоу и немного беспокоился, потому что я считал, что это помещение для нее маловато. Она в конце концов одна из Джексонов и может заполнять залы. Кроме того, костюмы и танцоры были не такие, как я себе представлял.

У Ребби был бронхит, но она прекрасно справлялась с программой. Ее голос хорошо звучал, прежде всего в «I`ll be there», песне, которая сделала знаменитыми ее братьев 30 лет назад. Для меня нет ничего более прекрасного, чем слышать, как кто-то из моих детей поет эту песню.

Она то и дело прерывала представление, чтобы представить кого-нибудь или поприветствовать. На Ла Тойе была накидка и шляпа, поэтому я ее узнал только после того, как она поднялась помахать публике, хотя она сидела прямо передо мной.

Когда потом я тоже встал, потому что Ребби сказала, она хотела бы поприветствовать своего отца, Ла Тойе буквально перепрыгивала через стулья, чтобы подойти ко мне.

Я вообще-то уже видел Ла Тойю на День Благодарения, но мы показывались вместе на людях впервые с тех пор, как она развелась с Джеком Гордоном, о котором я еще расскажу. Когда моя дочь обняла меня и поцеловала в щеку, зрители захлопали как ненормальные. Должно быть, для них это было трогательное зрелище – видеть нас снова вместе, и они конечно поняли, что мы простили ей всю ту ложь, что она распространяла о нашей семье. И для Ребби тоже, ведь это с ее помощью люди смогли увидеть, что наши проблемы остались в прошлом и семья в конце концов побеждает.