Книги: The Golden Truth — Глава 21

Примерно в то самое время, когда я начал заниматься карьерой Джанет, у Jackson 5 истекал контракт с Motown. Я должен был решить, будем ли мы его продлять или подпишем договор с другим лейблом. Jackson 5 к тому времени уже стали очень знаменитыми, поэтому я требовал больше привилегий. Кроме всего прочего, мальчики должны были получить возможность записывать на каждом следующем альбоме хотя бы по 2-3 их собственных песни, и самим продюсировать свои пластинки. Мы записали сотни песен, которые были сочинены другими, и мне казалось, когда я требую , чтобы мальчикам разрешили самим создавать песни – я не требую слишком много. Многие годы мы терпеливо ждали этой возможности, и никто не смел мне рассказывать, что группа этого не заслужила.

Т. к. дома в нашем распоряжении была профессиональная студия звукозаписи, мои сыновья, конечно, уже записывали свои песни (а я с самого начала показал им все тонкости этого процесса). Но Motown потребовал, чтобы мои мальчики продлили контраки с фирмой как артисты и как exklusive songwriter. Если бы я выполнил эти требования, Motown приобрел бы права на тексты моих сыновей, а я этого не хотел. Только не после того, как мои дети продали миллионы пластинок, имея с этого очень небольшой процент. Motown прикарманивал большую часть доходов со всех наших альбомов, и сейчас дети наконец-то должны были сами пожать плоды своего труда.

Motown все-таки не пошел на это, только предложил мне 70 или 80 тысяч долларов за права на песни, после долгих переговоров я отклонил продление контракта и пустился на поиски лейбла побольше, где мои сыновья могли бы сочинять, записывать и продюсировать собственный материал.

Около 10 лет спустя мне рассказывали, что никто не проинформировал Берри Горди о моих переговорах с Motown. Человек, отклонивший мои якобы чрезмерные требования, в конце концов был уволен.

Берри был сильно разочарован, потеряв Jackson 5, но на Epic Records у мальчиков была возможность, долгие годы ползоваться своими авторскими правами. Я не хотел, чтобы они закончили, как многие другие люди в музыкальной индустрии, продавшие миллионы записей и в итоге не имевшие даже крыши над головой.

После жестких переговоров с президентом Epic и людьми с A&R появился контракт, которым я не только остался доволен, но и мог по настоящему гордиться. Epic предлагал существенно больше денег и прав, чем Motown когда-либо собирался дать группе. Я дал его подписать Джеки, Тито, Майклу, Марлону и Рэнди, а потом послал контракт Джермейну, который как раз был на рыбалке с певцом Барри Уайтом(Barry White). Я вообще-то предполагал, что сначала Джермейн поговорит о контракте со мной, я ведь не просто менеджер группы, но и его отец. Но мой сын сразу же пошел с новым контрактом к Берри, и тот уговорил его продолжать работать на Motown вместо того чтобы подписаться на Epic. Я был уничтожен.Тех Jackson 5, в том виде как я их создал, больше не существовало.

К счастью, Рэнди уже принадлежал к группе, так что в ней все еще было 5 членов. Я на всякий случай обьяснил людям на Epic, что Джермейн должен сохранить возможность в любое время присоединиться к нам, если захочет. Они на это согласились.

По-видимому, президент Motown что-то пообещал Джермейну – они собирались многое для него сделать.

Я понимал, почему Джермейн принял это решение. Все-таки он был женат на Хейзел(Hazel), прекрасной дочери Берри Горди. И он любил Хейзел и их детей. Ему было непросто разрешить этот конфликт, но он решил его в пользу Motown, а его братья перешли на Epic, который тогда принадлежал CBS. После этого сразу же образовалась пропасть (в профессиональном плане)между Джексонами как группой и карьерой Джермейна как сольного артиста на другом лейбле.

Если бы раньше меня спросили, расстануться ли когда-нибудь Майкл и Джермейн, я бы ответил решительным Нет – эти двое были невероятно близки. Они много лет пели вместе, мне и во сне не могло присниться, что что-то может их разлучить.

Майкл не мог скрыть, как он огорчен решением Джермейна. На концертах они многие песни пели дуетом, теперь Майклу пришлось как можно быстрее учиться исполнять из одному. Я молча страдал вместе с ним. Для меня было пыткой видеть братьев на сцене без Джермейна. Его партии взял на себя Марлон, и он очень старался заполнить образовавшуюся пустоту.

В этой ситуации были и положительные моменты. Меня впечатлило, как Марлон вырос за это время как исполнитель. Я никогд не говорил ему, что я им годжусь, потому что я редко выражаю свои чувства. Рэнди тоже был великолепным музыкантом, и Джексоны остались такой же сильной группой, как и всегда. Как бы то ни было, поклонники остались нам верны.

Я радовался, наблюдая развитие Марлона и Рэнди, но радость моя пошла на спад, когда я узнал, что мы проиграли процесс. Суд признал за Motown права на название «Jackson 5». Мы все были расстроены тем, что не можем больше использовать это название. Motown приобрел эти права уже давно. Я тогда доверился своему адвокату, но он оказался плохим советчиком.

Мне вспоминается похожая история, она произошла недавно. Помните, как все потешались над Принсем, потому что не понимали, почему он вдруг назвал себя «Артист, ранее известный как Принс». Я-то знаю, что имя меняется, а суть остается.

Одна из женщин, выступавших вместе с Принсем, рассказывала, что он, вероятно, улаживал такой же конфликт со своим лейблом, как мы в свое время с Motown. Он мог поменять свою звукозаписывающую фирму в любое время, но не мог забрать с собой свое имя, потому что права на него принадлежали фирме. Я прекрасно понимаю, почему он писал на щеке слово «раб», это просто был его способ протестовать. Вообще-то Принс уладил этот спор относительно быстро. Нам пришлось ждать намного дольше, прежде чем мы снова могли называться нашим именем. Только сейчас, через 20 с лишним лет, мы снова имеем право называться «Jackson 5», хотя мы звались так и до Motown.

Конечно, мы записали много пластинок на Epic под именем The Jacksons, но пришлось заново проделывать всю работу с общественностью, чтобы раскрутить новое имя. Нескольких фанатов мы наверняка при этом потеряли. Но мы не пали духом.

Джермейн тем временем делал сольную карьеру и у него было несколько хороших хитов. Он в итоге расстался с Motown и подписал контракт с Arista, хотя я его просил вернуться к нам. Меня немного успокоило то, что президент Arista, Клайв Девис(Clive Davis), сказал нам, что он не имел бы ничего против, если Джермейн запишет несколько песен на Epic вместе с группой.

Все эти годы на Motown я принимал решения за моих сыновей, потому что они были еще несовершеннолетними. По калифорнийскому закону большинство деловых решений можно принимать самостоятельно только с 21 года. Но когда закон был изменен и совершеннолетие стало начинаться уже с 18ти, некоторые люди разволновали моих детей. Поэтому самые большие проблемы у меня начались не тогда, когда мы были с Motown, а позднее, когда многочисленные адвокаты, менеджеры и другие советчики приобрели влияние на моих детей и говорили им противоречащие друг другу вещи.

К сожалению, многие люди пытались разлучить меня с сыновьями, чтобы обогатиться самим.

На Epic все шло хорошо. После приблизительно 20ти альбомов, которые мы записали как Jackson 5, мои сыновья наконец-то имели право сами быть продюсерами и писать собственные песни. Начало этому положили 2 песни с альбома «Goin` places», вышедшего в 1977 году.

Одна из них, «Do what you wanna», написана Майклом. В начале вступают духовые инструменты и создают настроение этой веселой быстрой песни, в ней речь о том, что надо быть сильным, и прежде всего надо быть самим собой. Это та философия, которую я передал своим детям.

Еще одна их собственная песня – «Shake your body (down to the ground)» с альбома «Destiny». Она тоже стала хитом.

Как всегда, я занимался менеджментом группы и сопровождал их на гастролях. В 1979 мы поехали в турне, чтобы рекламировать «Destiny». Мы выступали в Мадриде, Амстердаме и Женеве, затем последовало 13дневное турне по городам Англии и Шотландии. В перерыве мы записали телевизионную программу в Швейцарии. Потом мы были в Париже, а закончилось турне в столице Кении Найроби.

В начале мая 1979 года мы выступали во многих городах Америки, что сразу же окупилось: уже к 8 мая Epic продал миллион экземпляров «Destiny».Несмотря на то, что альбом получил платину, мы продолжали выступать в сумашедшем темпе и давали один концерт за другим.

В октябре мы снова были на гастролях по 80 городам, при этом мы давали концерты в Англии и Швеции. А в конце года The Jacksons была вручена награда NAACP(National association fort he advancement of coloured people), которую они уже однажды получали 10 лет назад: лучшая вокальная группа года. И сингл, написанный моими мальчиками, «Shake your body», продался в количестве 2 миллионов экземпляров. Я живу ради таких моментов, когда моя стратегия и вера в моих детей оправдывает себя и все исполняется так, как я надеялся.

Пока The Jacksons были на гастролях, Epic выпустил альбом Майкла «Off the wall», и наши концерты продвигали продажи и этого альбома тоже. В декабре было продано 5 миллионов пластинок, еще 2 миллиона за границей.

В начале 1980 года с Рэнди произошел несчастный случай. После долгой жары зарядил дождь, и смесь воды и масла сделала улицы Лос-Анжелеса скользкими как лед. Мерседес Рэнди занесло и он врезался в фонарный столб. Рэнди зажало в разбитой машине и его освобождали специальным аппаратом. У него были многочисленные переломы и внутренние кровотечения.

Среди ночи нас с Кэтрин разбудил телефонный звонок. Я сразу же уведомил остальных детей, и через 10 минут все собрались в нашем доме в Лос-Анжелесе. Кэтрин, Ла Тойа, Майкл и я сразу же отправились в больницу.

Вскоре после того, как мы туда прибыли, нам сообщили, что медсестра по ошибке вколола Рэнди не то лекарство. Его сердце остановилось, но врачам удалось вернуть его к жизни. Мне стало дурно от одной только мысли, что мой младший сын чуть не умер. Нам разрешили войти к нему ненадолго, и то, что мы увидели, повергло нас в ужас. Все пальцы были сломаны и обе ноги от бедер и ниже были полностью раздроблены. Врачи объяснили нам, что нервы повреждены и ноги придется ампутитовать. Рэнди никогда не сможет ходить. Мы с Кэтрин, плача, упали без сил. Моей жене была невыносима мысль, что наш сын всю свою оставшуюся жизнь будет прикован к инвалидному креслу. Она начала молится.

Но Рэнди не поверил словам врачей. Он защищался от своего диагноза и не дал согласия на ампутацию. И он добился своего. Через 6 месяцев в инвалидном кресле он уже настолько оправился, что снова мог ходить! Можете себе представить,как мы радовались!

Вскоре он настоял на том, чтобы выйти на сцену вместе с братьями. Это была его личная победа, и я гордился тем, с каким упорством он добивался своего выздоровления. В честь этой успешной борьбы The Jacksons назвали свой новый альбом „Triumph“. Для этого альбома мои сыновья впервые написали и спродюсировали все песни.

Известность этому альбому принесла песня «Heartbreak hotel», как в музыкальном, так и в текстовом смысли восхитительная песня. На „Triumph“ есть также одна из моих любимых песен, « Can you feel it», которая тоже стала платиновой.

С выпуском этого альбома, который и для меня стал триумфом, исполнилась моя самая большая мечта. Наконец-то мои сыновья могли писать собственные хиты. Их будущее было обеспечено.

Летом 1981 The Jacksons снова поехали в турне по Соединенным Штатам. Мы посетили 39 городов, началось турне в Мемфисе, Теннесси и закончилось в Лос-Анжелесе. Epic поддержал турне тем, что выпустил живой альбом. В июле 1984 на рынке появилась пластинка «Victory» и стала дважды платиновой, еще один рекорд в музыкальной истории.

Мои сыновья заработали много денег после заключения контракта с Epic. Джеки, Тито и Марлон использовали часть прибыли от второго альбома, чтобы построить собственные звукозаписывающие студии. К тому времени Джексоны продали более 100 миллионов альбомов по всему миру.