Книги: The Golden Truth — Глава 17

Наш переезд в Калифорнию затянулся. Как и большинство артистов, которые были новичками в этом бизнесе, мы сначала жили в дешевых мотелях. Прошло много лет, прежде чем мы смогли позволить себе гостиницу вроде Ritz. Раньше артистам Motown самим приходилось все оплачивать. Сначала Берри засунул нас в «Tropicana», затем мы переехали в «Hollywood motel», который тоже не представлял из себя ничего особенного.

Но у меня была Мечта, поэтому мы с ребятами сконцентрировались на работе. Кэтрин поначалу пришлось остаться в Гэри, она должна была заботиться об остальных детях. Впервые за все время нашего супружества мы жили раздельно, и это было очень тяжело для меня. Нам всем было нелегко оставить нашу семью, мне более всего нехватало ночных разговоров с моей женой, но я решил добиться успеха вместе с моими сыновьями, поэтому смирился с неизбежным.

Первая звукозаписывающая студия в Лос-Анжелесе, где мы работали, называлась Crystal Sound Studio. Как правило, во время этих бесконечных сеансов звукозаписи присутствовало всего 8 человек: продюсер Бобби Тейлор, наш техник Энди, он со своей рыжей шевелюрой и румянцем во всю щеку выглядел этаким простачком, мои 5ро сыновей и я. Не покладая рук, мы работали над первым альбомом группы.

Когда многие годы спустя на канале АВС шел сериал о нашей семье, там была показана очень странная сцена с Берри: он обьяснял Майклу, как он должен петь «I’ll be there», песню с этого альбома (вообще-то не с этого, т.е. первого, а с «Third album». Джо немного перепутал.что ж старость не радость, тем более в начале 70х все происходило так быстро и событий было довольно много, что легко запутаться – комментарий Crista). На самом деле этого никогда не было. Берри поручил это Холу Девису(Hal Davis), который был с нами в студии и стал продюсером этой песни. Майкл точно знал, как он должен петь, и он помнил свой текст. Кроме того, там ведь был я, и я сам всем этим занимался. Берри с самого начала понял, что от меня не ускользнет ни одна мелочь, и никогда не появлялся во время записей.

Эти первые посиделки в студии являются для меня самыми дорогими воспоминаниями. Моя мечта осуществилась, и мы получали огромное удовольствие, работая на Crystal Sound. Это и на альбоме слышно. Майкл постоянно носился туда-сюда или играл где-нибудь в уголке, и когда приходила его очередь, нам приходилось его искать, а он, хихикая, прятался в своем любимом укрытии под микшерным пультом. Он был счастливым ребенком. Он был еще так мал, что не доставал до микрофона, даже если микрофон устанавливали на самую низкую позицию. Чтобы это уладить, я принес откуда-то ящик, поставил его перед микрофоном, и Майкл пел свои партии стоя на нем. Никогда еще в этой студии не пел такой маленький мальчик. Чтобы мальчики не забросили школу, мы наняли для них преподавателя. Он сопровождал нас и на гастролях.

30 лет спустя я снова посетил Энди в Crystal Sound. Все стены были увешаны фотографиями Джексонов. Никому не разрешалось вешать что-либо другое – вся площадь была зарезервировано исключительно для Джексонов.

Энди был очень рад меня видеть. «Джо, ну где же ты пропадал все это время?», закричал он и у него потекли слезы.

Он расспрашивал меня о моих мальчиках и сказал мне, что ему их не хватает, и как он хотел бы еще разок повидаться с ними и поговорить. А я и не понял, какое хорошее впечатление мы у него оставили. В Калифорнии все происходило так быстро, поэтому трудно было поддерживать отношения со всеми, с кем ты знакомился. Мне понадобилось 30 лет, чтобы понять, каким верным другом был Энди.

Некоторое время спустя я наконец смог перевезти всех остальных членов семьи. Это означает, всех кроме Ребби. Она тем временем вышла замуж, и сразу же переехала с мужем в Кентукки. Я считал, что она в свои 18 лет была еще слишком молода для замужества, и я был против, но на свадьбе я конечно присутствовал, в конце концов я ее отец.

Как бы там ни было, Кэтрин и остальные дети выехали в Калифорнию, и мы с мальчиками не могли дождаться, когда же она наконец прибудет. Я вместе с нашим шофером поехал в аэропорт, чтобы встретить Кэтрин, Джанет, Ренди и Ла Тойю, и отвезти их в дом на голливудских холмах, который снимал для нас Берри. Вы можете себе представить, как была обескуражена Кэтрин, когда ей открыла дверь ужасно худая молодая женщина в коротком пестром платье на тонких бретельках. Я должен был ее предупредить, что она встретиться с Дайаной Росс. Позднее моя жена сказала мне, что она почувствовала себя полной дурой, когда вдруг оказалась лицом к лицу с Дайаной, которая со своими длинными накладными ресницами и перламутровой помадой выглядела как девушка из стриптиз-бара. Кэтрин была не очень-то шикарно одета, в конце концов она проделала долгий путь с маленькими детьми, и вот она стоит перед нашим новым домом напротив самой крупной звезды Motown . Она все же не показала своего смущения и позволила Дайане провести ее с экскурсией по дому.

Вскоре после прибытия в Калифорнию Кэтрин нашла в городе магазин, где можно было недорого купить ткани, и снова принялась шить костюмы для группы. Меня до глубины души возмутило, когда годы спустя я увидел в сериале сцену, как Сюзанн Де Пасс выбирает в магазине одежду для моих сыновей. Этого не было, хотя Motown возможно и хотелось бы, представить все именно так. Мать моих детей заботилась о том, чтобы они всегда были прилично одеты, а этот момент попросту обошли.

Вообще роль Сюзанн в карьере моих сыновей была в этом сериале сильно преувеличена, но ведь она чисто случайно была сопродюсером. Там есть сцены, где Сюзанн репетирует с нашими сыновьями каждый шаг. А ведь я и Кэтрин посвятили этому многие часы еще в Гэри. Кроме того, как я уже говорил, я обратил внимание Майкла на знаменитых танцоров степа, и Майкл превосходно владел всеми этими движениями задолго до того, как мы познакомились со Сюзанн.

Это могла бы быть очень миленькая романтичная история о том, как молодая женщина учила мальчиков танцевать, но любой, кто видел хоть одно выступление моих сыновей до того как они пришли в Motown, знает, что они уже все умели.

Но вернемся к нашей истории. После того как мы записали наш первый альбом, мы жили в доме на холмах, на Quenns Road в Голливуде. Один из жарких дней в 1968 году я никогда не забуду. Был уже ноябрь, но лето, необычайно жаркое и сухое, все еще продолжалось. Я был в доме, а Майкл играл возле бассейна. Вдруг он закричал и как молния бросился в дом. С широко раскрытыми от страха глазами, задыхаясь от бега, он стремительно кинулся ко мне. «Что случилось?», спрашиваю я его.

«Там возле бассейна огромная гремучка!», затараторил Майкл.

Соседи уже не раз предупреждали нас, что гремучие змеи спускаются с холмов в заселенные районы, потому что у них наверху мало воды, но я не предполагал, что они могут подойти так близко к дому. Я сказал нашему шоферу, чтоб он взял ружье и пристрелил змею. «Не могу же я стрелять в гремучую змею», заныл Джек. «Мало ли, вдруг она успеет меня укусить».

Мне пришлось самому взять оружие и пуститься на поиски змеи. Она как раз заползла между кустов, когда я спустился с веранды. Я переворошил все эти заросли, пока не нашел ее, и выпустил в нее весь заряд.

После этого случая я больше не хотел оставаться в этой местности и нанял маклера, чтобы он подыскал нам что-нибудь другое. Мы нашли очень симпатичное поместье рядом с Лос-Анжелесом в Энсино(Encino), которое мне понравилось. Оно находилось в стороне от дороги и подъезд к нему был очень долгим, это было удобно, потому что так фанатам трудно было добраться сразу до входной двери.

Долина Сан-Фернандо(San Fernando Valley) была спокойной и немного деревенской, и Энсино был достаточно далеко от полного опасностей и проблем мегаполиса Лос-Анжелеса. Здесь наши дети имели возможность посещать хорошие школы, а мы могли вести спокойную уединенную жизнь.

Так что я купил это поместье и мы переезхали в Энсино. Пока его перестраивали соответственно нашим потребностям, мы жили в другом доме неподалеку. В мае 1971 года мы въехали в наш новый дом.

Незадолго до этого наша соседка, с которой у нас были хорошие отношения, рассказала нам, что другие соседи собирают подписи под петицией, которая принудит нас снова съехать. Они боялись, что пришел конец их спокойной жизни, что наши фанаты потревожат их покой. Нам это показалось не слишком честным, потому что в долине уже жили некоторые кинозвезды, но ни их поклонников никто не жаловался. Но эти знаменитости были конечно белыми.

Наша соседка отказалась подписать эту петицию, и через некоторое время к нам все привыкли. Никто больше не хотел нас выгонять, и мы смогли остаться.

Я решил построить за домом студию звукозаписи. Рэнди, наш младший, проводил тогда почти все свое свободное время в саду и часто уединялся в этой студии. Однажды мы узнали, что он самостоятельно записал 3 отличные песни. Он написал текст, спел и сыграл на всех инструментах. Звучало действительно хорошо, и мы решили, что Рэнди честно заработал место в Jackson 5.

Так Рэнди был принят в группу 6ым. Название Jackson 5 мы пока оставили, потому что мы уже были известны под этим именем. Позднее мы стали называться просто The Jacksons.

Первое выступление Рэнди на одном из наших концертов прошло с большим успехом. Публика с восторгом отреагировала на его небольшой танцевальный номер, потом он вернулся обратно к своим барабанам. У него была естественная и уверенная манера держаться на сцене и он прекрасно вписался в группу. Я чуть не расплакался от радости, наблюдая за ним.

Я хотел бы сказать несколько слов о Марлоне. Я очень рано заметил, как упорно он тренировался. Майкл тоже много и упорно репетировал, но он был талантлив скорее от природы. Марлон же наблюдал за другими и все время пытался стать лучше их. Он довел свое мастерство танца до совершенства и стал лучше чем все остальные мои сыновья, если не считать Майкла. Он играл важную роль в группе, к тому же он был независим и у него были собственные идеи. Как и Тито, он интересуется деловой стороной шоу-бизнеса и всегда готов выслушать мнение других.

Чем старше становились мои мальчики, тем меньше мне приходилось принуждать их репатировать и осваивать что-то новое. Они так часто выступали, что стали опытными исполнителями.

Пришло время, когда я мог подумать в будущем моих дочерей. Если мальчики имели такой успех, то я вполне мог сделать из Ребби, Ла Тойи и Джанет девичью группу.

Я решительно взялся за дело. Мы подобрали для них в студии несколько песен, и я начал их учить, как надо двигаться на сцене. У них неплохо получалось, но это было не то, что я себе представлял. С девочками мне было сложнее работать, чем с мальчиками.  Ребби ведь была замужем, и вскоре у нее было полно хлопот с 3мя маленькими детьми, Ла Тойя и Джанет постоянно болтались где-то со своими друзьями. Поэтому мне очень редко удавалось собрать на репетицию всех троих.

Я упрекал их, говорил, что их группа может стать такой же знаменитой как и братья, а они только носики морщили. Пришлось мне устраивать их карьеру другим образом.

Я тогда получал очень много предложений для Jackson 5 из Лас-Вегаса. И у меня возникла идея – взять туда всех детей.

Я ангажировал для концертов в Лас-Вегасе самых знаменитых продюсеров, и в течении 3х месяцев готовил детей к этим концертам. Motown конечно сразу узнал о наших планах и сообщил мне, что считает наши шоу ошибкой. Дети якобы не могут иметь успех в Лас-Вегасе. Motown также прекратил оказывать нам рекламную поддерджку.

Их реакция только сильнее убедила меня в том, что я должен создать для этих концертов что-то особенное. Я хотел им всем доказать, что не только сыновья, но и все мои дети вместе могут показать хорошее шоу.

Поэтому мы должны были исполнять не только новейшие хиты Jackson 5, но и степ, и баллады, классические мелодии и народные песни. Я совместно с продюсером разработал для Джанет несколько номеров с песнями Мэй Вест(Mae West), она и Рэнди учились петь дуетом, среди других песни Сонни и Шер „The beat goes on“ и „I got you babe“. Менеджмент Motown прислал мне письмо, где раскритиковал мои планы, но я не позволил им себя остановить.

Первое шоу состоялось 9 апреля. Гордость переполняла мое сердце, когда они в своих новых костюмах входили в MGM Grand Hotel. А когда они вышли на сцену, зал был забит до отказа.

Джанет было всего 7, и она была такой хорошенькой, когда крутила своим перьевым боа. Она и Рэнди прекрасно исполняли свои дуэты. Остальные пели и танцевали – у нас были номера на любой вкус. Билеты были распроданы на недели вперед, и каждый вечер заканчивался овацией, зрители аплодировали стоя. Мы побили все рекорды и вошли в историю.

Motown, конечно, узнал о нашем невероятном успехе, и с этого момента поддерживал нас чем только мог.

Эти шоу так хорошо принимились, что мы повторяли их в августе 1974, и после небольшой паузы снова вернулись в MGM в ноябре. В перерывах между этими выступлениями регулярно продолжались и концерты Jackson 5. Наши семейные шоу были такими же успешными, как турне Jackson 5, потому что мы предлагали программу для всех возрастов, и к тому же еще продемонстрировали, чего может добиться семья, если она держиться вместе.