Книги: The Golden Truth — Глава 10

Уже в 1966 году дети настолько отточили свое танцевальное мастерство, что у них легко получалось дышать между отдельными нотами. Джеки, Джермейн, Тито и Марлон прекрасно спелись, и я учил Майкла, что делать с дыханием во время пения и как использовать микрофон. По выходным мы ездили в Чикаго, где выступали в отелях города, мы тогда принимали любые предложения. Во время одного из таких выступлений я в первый раз услышал о многообещающеи 20летнем гитаристе по имени Фил Апчерч (Phil Upchurch). Он считался самым горячим сессионным музыкантом во всем Чикаго и уже успел поработать с такими знаменитостями, как Вуди Герман(Woody Herman), Стэн Гетц (Stan Getz), Кертис Мейфилд(Curtis Mayfield) или Донни Хетевей(Donny Hathoway). После того, как я однажды вечером услышал его игру, я сразу же пригласил его поработать, и он согласился приехать в Гэри и записать с нами наше первое демо.

Мальчики много слышали о Филе, и они начали прыгать от радости, когда я им сказал, что он пойдет с нами в студию. Майкл в первую же секунду бросился к нему и попросил автограф. Фил тогда думал о моих сыновьях также, как и большие фирмы звукозаписи, с которыми мне вскоре пришлось соприкоснуться. Он считал Майкла просто миленьким маленьким парнишкой, который в будущем выберет для себя другую профессию. Несмотря на это он был дружелюбно настроен и написал на клочке бумаги свое имя, и Майкл получил свой первый автограф. Когда через несколько лет жена Фила вспомнила об этой истории, Фил написал письмо в офис Майкла. На этот раз он просил автограф у Майкла, который Майкл, конечно же ,сразу прислал. Почти через 20 лет после первой записи они еще раз работали вместе: Фил играл в „Workin day and night“,хите Майкла с альбома „Off the wall“.

В 1967 году я был счастлив, что я вообще могу себе это позволить – оплатить аренду студии и расходы на запись первого демо моей группы. Когда я держал в руках готовую пленку, я знал, что наша тяжелая работа, наши усилия того стоили. Она дала мне надежду на будущее моих детей. Теперь я должен был всего-навсего добиться того, чтобы какая-нибудь звукозаписывающая фирма прослушала группу и дала моим сыновьям возможность записать первый альбом. Я передал пленку нескольким людям из Гэри, и один друг принес ее на независимую компанию Steeltown.

Раньше независимых компаний было больше и они были лучше, чем сегодня, потому что сейчас большие предприятия контролируют почти весь рынок. Поэтому в некоторых случаях для неизвестного музыканта было лучше, если его продюсировала маленькая фирма, потому что там им больше занимались и уделяли больше внимания. Кроме того, маленькие лейблы чаще, чем большие, имели преставительства в маленьких городках.

В любом случае директор Steeltown захотел встретиться со мной сразу же после прослушивания демо-записи, и мой друг устроил, что директор пришел к нам домой. Он хотел продюсировать пластинку с Jackson 5 и предложил мне контракт. В то время контракты на звукозапись подписывались в большинстве случаев на срок от 7 до 10 лет, и я объяснил ему, что не хочу связывать себя больше чем на полгода(я все еще надеялся на контракт с Motown), и он в конце концов согласился, что было довольно необычно.

Steeltown записал 6 песен. 2 из них вышли в 1968 году на нашем первом сингле: „I`m a big boy now“, и на обратной стороне „You`ve changed“( Motown позднее еще раз выпустил эту песню, первоначально записанную на Steeltown, на их первом альбоме). Майкл солировал, остальные пели на бэк-вокале. „I`m a big boy now“ была хитом в 5ти штатах: Чикаго, Индиане, Миссури, Нью-Йорке и Канзасе. Благодаря этому мы стали еще более известными на Среднем западе и в Нью-Йорке. А когда эта песня появилась в лучшей 20ке журнала Jet Magasine , я понял, что мы на правильном пути. Сегодня сингл „I`m a big boy now“ представляет большую ценность для любого коллекционера.

Другая песня, записанная Steeltown – „We don`t have to be 21 to fall in love“, стала 2ым синглом и продавалась только в Индиане, на другой стороне «Jam session». И еще одна менее известная песня этого периода- „I never had a girl“.  Текст был неплох, но запись, еще на 4х дорожках, была ужасного качества. В наши дни записывают на 48 и более дорожек!

Мы тогда играли во многих клубах, среди них был и «Mr.Lucky», ночной клуб в Гэри. Платили не очень много, но когда Майкл во время своих танцевальных номеров выпрыгивал в толпу, в его карманах оказывалось достаточно денег.

Раньше дети получали от меня деньги, если они каждое утро заправляли кровати, или исполняли другие небольшие работы по дому. Эти деньги они могли тратить, как хотели. Каждое субботнее утро Майкл бежал в лавочку и накупал огромное количество сладостей. Когда я в первый раз застал его за этим, я спросил себя, как же он съест все это один. Но через несколько минут я увидел его в нашем саду, окруженного соседскими детьми, он пригоршнями раздавал им эти сладости. Ни одной конфетки не съел сам, а радовался, что другим детям они нравятся! Он был тогда таким маленьким, наверно, 6 , а может 7 лет, но он сиял от счастья, от сознания того, что может подарить радость другим людям. И это, по-моему, признак по-настоящему великого артиста. Способность развлекать детей и взрослых была у Майкла врожденной, и такие вещи мог видеть только отец в те немногие скрытые от посторонних глаз моменты, которые показывают нам, какие наши дети на самом деле.(эпизод с конфетами есть и в книге латойи, но она писала, что Майкл не дарил, а продавал их и немного зарабатывал.поэтому я отнеслась поначалу скептически к тому, что написал Джо.но давайте вместе подумаем.Любой нормальный посредник делает на товар пусть минимальную, но наценку.Согласно латойе, майкл делал именно так — продавал соседским детям конфеты дороже, чем в магазине.А теперь момент истины – что, по соседству жили иснлючительно идиоты? Они не могли сами пойти в магазин и купить там то же самое дешевле, а несли свои денежки Майклу Джексону? Может идти далеко? Не верю, Гэри маленький. Там все должно быть близко. Или может, он продавал дороже всего на 1 цент(монет мельче не бывает), 1 центом больше или меньше – без разницы? Тоже не верю. Для ребенка из не очень богатого черного района в конце 60х даже 1 цент — это сумма. Версия Ла тойи отпадает. Остается 2 возможности = либо версия Джо, либо Майкл продавал сладости по той же цене что и магазин, фильм «Джексоны = амер.мечта » это подтверждает. Отсюда я делаю вывод , что для майкла важна была не прибыль, а сам процесс – ему нравилось игра в «кондитерскую».И я не исключаю, что время от времени он поступал так как описано выше — комментарий Crista). Майклу нравилось выступать перед соседями, а благодаря тому, что он постоянно совершенствовал свое танцевальное искусство, он смог бы стать всемирно известной звездой и сделать счастливыми многих людей. Осознание этого позволило мне еще более настойчиво добиваться моей цели. Меня вдохновляла моя семья.

Я начал работать вместе с директором Steeltown, и мы устроили несколько выступлений для промоушена, с ними мы заложили основу нашего будущего успеха. Майкл тем временем научился использовать всю прощадь сцены для танцев. Например, он танцевал почти на самом краю,у зрителей спирало дыхание. После этого дети были буквально засыпаны летевшими на сцену деньгами, продажи пластинок также возросли.

Директор Steeltown с самого начала был высокого мнения о нашей семье. Один раз он сказал мне, что Jackson 5 — это мечта любого промоутера, потому что они быстро воспринимали все то, чему их учили.И он придерживался мнения, что мои мальчики работали упорнее, чем любая другая группа, которую он знал. Годы спустя он вспоминал, что уже при нашей первой встрече он заметил, сколько внимания я вкладывал в каждую деталь и как тщательно я ко всему готовился. Он говорил, что они умели держаться на сцене как никто другой.

Были некоторые талантливые группы, начинавшие одновременно с моими детьми, но они не выдержали, потому что их никто не продвигал, не поддерживал, и не обращал внимания на некоторые на первый взгляд не очень важные вещи, как например одежда. Я особенно следил, чтобы мои дети всегда были одеты как звезды. У нас никогда не было лишних денег, но мы подошли к этому делу творчески и использовали нашу фантазию для создания собственного стиля. Мальчики, как и все музыкальные группы, были одеты похоже, они все носили брюки-клеш, рубашки и пиджаки, которые незнаничительно отличались в деталях. Другими словами: основной мотив был одинаков, но элементы дизайна отражали стиль и индивидуальносьь каждого из ребят, и были вариациями на одну тему. И как раз это хорошо принималось публикой.

Хотя у нас были хорошие отношения со Steeltown, мы продолжали наши концерты, чтобы число наших поклонников росло и продажи пластинок увеличивался и достиг таких масштабов, которые нам требовались, чтобы привлечь внимание Motown.Однажды вечером в Нью Йорке я вернулся после концерта Jackson 5 в свой номер, и в мою дверь постучали. Я открыл и увидел напротив маленького белого в костюме. Он объяснил, что его зовут Ричард Эронс (Richard Arons), и его отец председатель профсоюза музыкантов в Нью Йорке. Об вбил себе в голову, что он должен стать адвокатом группы. «Джо, я непременно хотел бы представлять этих ребят», клялся он мне. Я не совсем ему доверял, поэтому не согласился сразу. «Посмотрим», ответил я.

Ричард весь следующий день таскался за мной по пятам. Когда вечером я снова был в своем номере, он встал передо мной на колени. «Пожалуйста, пожалуйста, разрешите мне стать Вашим адвокатом. Я много могу сделать для Jackson 5 ».

Поколебавшись, я согласился: «Ну ладно, попробуем».

Наш краткосрочный контракт со Steeltown вскоре истекал, и так как это был маленький лейбл, а я мечтал о большом будущем для моей группы, я начал искать звукозаписывающую фирму, которая была способна на большее.

Так что я снабдил нашего нового адвоката маркетинговым пакетом, который состоял из стилтаунских хитов мальчиков, восторженных рецензий и рекламного материала, и отправил его пройтись по некоторым фирмам звукозаписи. Мы поделили работу и обошли довольно много фирм – от Atlantic до CBS, и от Warner до Capitol, но нам все отказывали(несмотря на эти неудачи, Ричард остался нашим адвокатом и с течении нескольких лет составил на нас небольшое состояние).

Разумеется, я позаботился о том, чтобы Motown получил наш пакет. Они прислали его назад и написали мне, что они не заинтересованы. Меня удивило, как это невероятно тяжело это было — получить контракт у известного лейбла. Группа выступала вместе со многими известными артистами, но фирмы нас не хотели, потому что не видели возможности делать деньги на детях.

Никто на больших звукозаписывающих фирмах не верил, что дети действительно могут продавать пластинки. Сегодня все знают, что именно молодежь тратит больше всех денег на компакт-диски, но тогда еще никто не открыл покупательную способность тинейджеров, и мне приходилось проводить утомительную разъяснительную работу.

Хотя еще ни одна детская группа не имела интернационального успеха, я непоколебимо придерживался своего плана. Я верил в единственный в своем роде талант моих сыновей, и несмотря на то, что ни одна звукозаписывающая фирма не понимала меня, твердо решил сделать из Jackson 5 звезд.

Тогда мне было очень нелегко, потому что я должен был постоянно всех убеждать, что мои представлиния – это не просто мечта гордого отца. Я должен был предоставить им доказательства, что и детская группа, или что именно детская группа может делать хиты. Я продолжал непримиримо отстаивать свою мечту.